У Антона в ящике кухонного стола, где были навалены старые открывашки, детали от кухонного комбайна, ножеточки и тому подобная дребедень, завелся таракан. Сначала Антон гонялся за ним с тапком, но догнать не получалось.  Потом был куплен баллончик продвинутого инсектицида с приятным, обволакивающим запахом. Но его применение привело только к приступу астмы у Антона. На таракана он не подействовал. Антон почти перестал заглядывать в этот ящик. Но иногда приходилось. И неизменно на него смотрели немигающие бусинки тараканьих глазок. Часто Антон думал, почему он меня не боится? А потом  понял―  таракан ему послан.

Когда ушла жена, одиночество навалилось на Антона аморфной серой глыбой. Он часто ловил себя на том, что разговаривает сам с собой, а чаще с ушедшей женой. Она все также выискивала в нем разнообразные недостатки и тыкала допущенными промахами.  Но теперь у него появился друг. Ведь люди заводят домашних мышей или морских свинок, а чем таракан хуже? Фамилия тещи Антона, Безенчук была дарована домашнему питомцу.  Антон часто сажал друга на ладонь и рассказывал о неприятностях на работе и о кознях бывшей жены. Произносить каждый раз фамилию тещи Антону надоело, тем боле, что друг мог обидеться, если б узнал от кого он ее унаследовал.  Поэтому полным именем  он именовался при только недостойном поведении. Для повседневного общения кличка была сокращена. Теперь он был просто Чуком. Это была роковая ошибка. Ведь Чук требует Гека, как хлеб масла и водка пива. И Гек появился. Он был меньше ростом и светлее, ходил, слегка приволакивая пятую ногу. Ему в жизни здорово досталось, ведь он был беженцем с химической войны, объявленной соседом Кузей всей тараканьей семье. Кроме него никто не выжил. Даже маленькие личинки  были уничтожены ядреным ДДТ, обычно применяемым против вредителей полей.  У нового хозяина Гек оправился и посвежел. Нога зажила и через некоторое время сводные братья почти не отличались друг от друга. Пришлось Антону для легкости общения поставить на крыле  Гека маленькую белую  точку. Во время этой процедуры таракаша сидел, не шевелясь, лишь слегка помахивая левым усом. Казалось, он гордится своей точкой, как другие гордятся орденом или почетным званием.  По вечерам Антон любил наблюдать, как два шестиногих друга стоят на подоконнике, обнявшись передними лапками и любуются закатом. Иногда у друзей был праздник: хозяин угощал их крошками сладкого пирога и капал в угол стола французским ликером. Однажды утром, после звонка будильника Антон скосил глаза на подоконник. Гек сидел на Чуке и совершал недвусмысленные движения.  «Боже мой, да они педерасты! Их надо лечить!»  Антон позвонил на работу сказать, что задерживается,  пинцетом поместил питомцев в спичечную коробку и помчался к знакомому энтомологу Стасику за советом. Стасик вооружился лупой и объяснил Антону. Вот видишь, у твоего Гека на сзади такой маленький вырост. Это  ― грифелька, тараканий член. А у Чука ― капсула, эта капсула называется отека, значит она девочка. Никакие они не гомосексуалисты, а нормальная семейная пара. В отеке содержится от 15 до 60 яиц.  Уничтожить яйца практически невозможно. Так что скоро у тебя будет тараканья ферма. Если соседи узнают, что ты бесконтрольно разводишь тараканов, тебе не поздоровится.  Антон в задумчивости брел от Стаса зимней улицей. На душе лежала большая противная лягушка. Конечно, если даешь таракану фамилию тещи, тяжело ожидать, что он окажется мужчиной

А провались оно все к чертям собачьим!  Антон вынул из кармана коробочку и запустил ее далеко в сугроб. Так Чук и Гек были изгнаны из рая, а их повелитель снова остался одинок.

Если кто не понял ―это рассказ о похоти, губящей людей и насекомых.


Отправить публикацию друзьям в WhatsApp

0

На душе лежала большая противная лягушка. 

На душе поселилась большая лягушка
Я кручусь в заколдованном чёрном кругу
Взял бы кто-нибудь бывшую  тёщу на мушку -
Одиночества боль побороть не могу ...