Отношения с Богом у меня не сложились с самого начала. Вырос я во времена воинствующего атеизма. В Киеве, городе 1000 церквей, паломническом центре всей России, работала пара храмов и ни одной синагоги. Синагога Бродского, в которой у моего прадедушки было почетное место, была превращена в кукольный театр. И меня туда водили смотреть «Буратино» и «Необыкновенный концерт».  Прабабушка была тоже очень религиозна. В конце жизни ее парализовало, к ней какой-то раввин приходил в гости, и они обсуждали религиозные проблемы. Моя мама, как активная комсомолка, не могла примириться с  присутствием в  доме служителя культа, и однажды спустила его с лестницы. Когда я родился вопрос об обрезании вообще не стоял. (фраза получилась какая-то двусмысленная). Иногда я, глядя на нетронутый орган,  думаю, что если б древний обряд был исполнен, он был бы счастливее. Единственное культовое заведение, которое я посещал, правда, не по своей воле, был замечательный Владимирский собор, расписанный Васнецовым и Нестеровым.  Меня туда носила нянька, которая, по утверждению бабушки, встречалась там со своими ухажерами-солдатами. Есть даже легенда, что она меня там окрестила, чтоб меньше орал. Но, в отличие от обрезания, это ни доказать, ни опровергнуть невозможно. Бабушка мне рассказывала, что она верила в Бога, когда была моложе. Но он не оправдал ее ожиданий. Она его просила, чтобы погромы обошли местечко Плисков, где они жили, стороной. Но это не помогло, и бабушка от Бога отвернулась.

 С религией я столкнулся уже после перестройки и гласности. Штамповал крестики, был православным паломником. Познакомился с Главным раввином Украины.

Новая фаза моих взаимоотношений с религией началась в Израиле. Однажды я проходил мимо старого хайфского  Техниона, и меня окликнул дедушка, сидящий на лавочке. «Может быть, ты хочешь заработать?», - обратился  он ко мне. Как тут можно  было отказаться?

Работа состояла в том, чтобы превращать класс образовательной школы в синагогу. Это происходило вечером в пятницу. Утром в субботу, после молитвы, класс с моей помощью приводился в первобытное состояние. Работа была не тяжелая, но занимала кучу времени, так как нужно было присутствовать на их молитвах, в которых я ничего не понимал. Получал я за это 20 шекелей и меня надолго не хватило.

Но однажды произошел случай, когда я усомнился в отсутствии Бога.

Это было примерно 10 лет назад. После тяжелого разговора дома я  решил прогуляться. Где можно гулять в Хайфе? Ну, конечно у моря. Сначала прогулка была приятной. Потом я вышел из зоны пляжей и очутился на диком берегу. От Хайфы я ушел  километров на 6, до Атлита оставалось еще 10. Безумно захотелось пить. Но возвращаться плохая примета, пошел дальше. И вдруг, о счастье, на моем пути лежит бутылка с минеральной водой, ЗАПЕЧАТАННАЯ.

Сразу подумал, наверное, Он хочет меня для чего-то сохранить. А, может это материализация мыслей? 

d2251e9045f7.jpg


Отправить публикацию друзьям в WhatsApp

0

Вырос я во времена воинствующего атеизма. 

Как и все мы - октябрята-пионЭры-комсюки.

Когда я родился вопрос об обрезании вообще не стоял.

У меня обряд был совершён по всем правилам. Начиная с 10-11 лет при посещении бани это обстоятельство начало мне доставлять неудобства из-за дразнивших гойских мальчиков. И я начал делать предъявы родителямм зачем это было сделано. С годами это обстоятельство перестало меня волновать (как и вопрос почему я родился евреем). 

 С религией я столкнулся уже после перестройки и гласности.

К этому времени я стал относить себя к агностикам. В то, что есть Высший разум ( Космос, Божество - название вторично) поверил после случая, описанного в моём старом посту "Кто во что верит". Что касается любой религии, то это не моё. Что не мешает мне идентифицировать себя как еврея (не иудея).

однажды произошел случай

Какой именно?

 

Все-таки, мы в Латвии жили в облегченном варианте Советской власти. 

Мы ходили в синагогу два раза в году. Один раз на праздник Торы, потанцевать в синагогальном дворе, и один раз перед Песахом, принести муку на мацу, иначе мацу не продавали. Мацу делала там же, в синагоге, команда евреев, вполне религиозных, несмотря на Советскую власть. 

Когда я ждала ребенка, несмотря на то, что твердо знала, что родится девочка, мы договорились с доктором Альбертом Херцфельдом, урологом, человеком из старой семьи рижских врачей, об обрезании. 

Это все обычаи, то, за что мы цеплялись, чтобы чувствовать себя евреями, напомнить себе, кто мы такие. К вере в Бога это никакого отношения не имело. Я выросла атеистом не потому, что мне это внушали в школе, мало ли что мне там пытались внушить!  Я начала свою жизнь агностиком, а к атеизму пришла уже своим собственным путем, после долгих размышлений, и атеистом остаюсь по сей день.

Полагаю, что с Богом жить кому-то трудно, а кому-то  легко. И без Бога тоже. Это зависит не от религии, а от отношения человека к жизни. Я живу без Бога. Верю (надо же во что-то верить, как тут утверждают выше) в Его полное невмешательство в мою жизнь. Не верю ни в предназначение, ни в судьбу, ни в какие приметы. Все, что происходит со мной, или вызвано мной или просто происходит, без причины. Оно происходит, а мне надо с этим иметь дело. Помощи ждать не стоит. Шесть миллионов наверняка просили о помощи и не получили. Чем я их лучше?

 

Английская (а может, американская, они звучат одинаково) пословица говорит: "В окопах не бывает атеистов".

Про окопы сказать не могу, я не воевала.  Но каждый раз, когда жизннь прижимала меня, и хотелось попросить Высшую Силу, чтобы все прошло гладко, я вспоминала шесть миллионов.  Было ли им всем хуже, чем мне?  Было.  Что стало с их мольбами?  Оставили без ответа.  Как я после такого смею лезть со своими незначительными проблемами?  Какой в этом смысл? Никакого, конечно.  И остаешься атеистом.

Мне есть что сказать тебе и на это тоже. Мы не всегда управляем нашими мыслями, есть у нас и подсознание. А в группе ФБ "Изнакурнож" куда пригласила меня ты и где меня постоянно третируют :)) - промелькнула беседа о том что такое наш мозг, в смысле - "он мой" или "я его" laugh