На минувшей неделе в Израиле прошел «День добрых дел». По давно сложившейся традиции в этот день принято радовать чем-нибудь приятно – необычным тех, кто в силу разных причин лишен этого. В рамках этого мероприятия два общественных движения: «Грубая Правда» и «Прогресс» объединились, арендовали помещение и пригласили петахтиквинских пенсионеров на культурную программу, которая включала: танцевальный коллектив, певцов и музыкантов, чтецов стихотворений и смешных баек. На входе стояли столы с легкими закусками и питьем. Праздник удался на славу.
Мне довелось быть активным участником этого мероприятия, а по его окончании большое количество приглашенных уже в неформальной обстановке общались со мной на различные темы, о которых я пишу еженедельно в газете «Эпоха», которую вы и держите сейчас в руках.

Говорили о разном, но вне всяких сомнений, тема социального жилья превалировала. И дело даже не в желании получить заветную комнату по приемлемой цене, которая хоть как-то кореллирует с пособием по старости, а в той непрозрачности с которой это социальное жилье распределяется. Мне нечего было ответить людям далеко не молодым, да и богатырским здоровьем не блещущим: почему человек 22 года остается вторым в очереди, при этом не получая квартиру, каким образом человек, будучи пятым, вдруг становится одинадцатым, и еще тысяча и один вопрос. Я прекрасно отдаю себе отчет, что на эти вопросы существуют вполне легитимные ответы, вот только беда, их никто не озвучивает. Я допускаю, что очередь формируется и коррекируется сразу двумя министерствами: абсорбции и строительства. Но даже в этом случае, правила игры должны быть понятны всем участникам. В противном случае, это «использование крапленых карт». И совсем не удивляют при таком раскладе разговоры о коррупции. А чего ожидают отделы, министерства и сотрудники на местах, если никто не объясняет пенсионерам ровным счетом ничего?! Я понимаю, что доказательной базы - ноль, но повод для подобного рода дискуссий они дают сами, ведая или нет.

И уж чего точно пока (!) не знают те, кто «отфутболивает» живых людей – это то, что они по прошествии нескольких десятилетий, наткнутся на точно такое же отношение к себе, какое исходит от них сейчас. Я могу соглашаться или нет с тезисами о том, что над «русскими» пенсионерами издеваются с особым цинизмом и презрением, но в одном они правы: с ними никто не хочет общаться на понятном для них языке. И проблема здесь вовсе не в русском или иврите с элементами санскрита. Большинство служащих в этих отделах сносно владеют русским, и при желании с легкостью могли бы объяснить людям, что и как происходит с их очередями. Но они себя этим не утруждают. Как и те, кто находится «над ними» в костюмах министров и их заместителей. Зато очень скоро им понадобится «электоральное мясо» в виде голосов тех самых пенсионеров, которых они сейчас не видят в упор. Очень хочется верить, что последние из последних сил соберут в известную фигуру три пальца и продемонстрируют ее всем тем, кто это заслужил.

И в заключении, немного гротеска с налетом черного юмора. В одном из городов Гуш Дана на вопрос 93-х летней женщины, когда подойдет ее очередь, служащая, естественно владеющая русским, ответила вопросом на вопрос (как это по-еврейски): «Что мужиков приводить некуда, дети не разрешают?».

Пожалуй добавить мне на сегодня больше нечего.

 

С уважением, ваш Александр Шварц


Отправить публикацию друзьям в WhatsApp

1

Почему, Муся? Я помню что с ее приходом в министерство абсорбции там быстро навели порядок, очереди стали прозрачными, только в Иерусалиме сдали в эксплуатацию сразу три хостеля-долгостроя. Как только она ушла "на повышение" - туда вернулся бордель.