Интервью с художественным руководителем и  директором Ансамбля Моисеева Еленой Александровной Щербаковой в преддверии гастролей в Израиле в мае 2017 года (с 5 по 9 мая 2017 года в Тель-Авиве, Хайфе и Иерусалиме). Первоначально интервью опубликовано в приложении «Нон-Стоп» к газете «Вести» 16 марта 2017 года

 

Елена Щербакова

Елена Щербакова

— Елена Александровна! Добрый день! Государственному академическому ансамблю народного танца имени Игоря Моисеева в этом году исполняется 80 лет. Такая дата говорит о столь многих вещах, о столь многих темах. Ансамбль продолжает быть молодым, полным сил и энергии. Как это получается? Насколько сильна сегодня преемственность? Ансамбль Моисеева чтим поколениями, любим поколениями и танцуют в нем уже поколения артистов. Что такое соблюдать преемственность в столь эфемерном искусстве танца?
— Игорь Александрович Моисеев ушел из жизни в ноябре 2007 года – в возрасте 101,5 год, ушел бесконечно мудрым, при этом сохранив озорной блеск в глазах и молодость души. И мы следуем его мудрости, сохранив всё, что он сделал. Есть такая поговорка – «Лучшее – враг хорошего».  80 лет назад, в 1937-м году Моисеев создал первый в мире  профессиональный ансамбль народного танца, создал новый жанр народно-сценической хореографии, в котором работает наш ансамбль. Ему удалось соединить основы классического балета с народным творчеством и возвести собственный метод художественной обработки фольклора в ранг профессионального искусства.

Игорь Александрович творил в абсолютно своем, ни на что не похожем стиле, благодаря своему таланту балетмейстера и режиссера. Всю свою жизнь он занимался самообразованием: блестяще знал историю, музыку, живопись. Его педагогом был Александр Горский – реформатор русского балета, любимыми балетмейстерами — Касьян Галейзовский, Михаил Фокин. Игорь Моисеев отразил в своем творчестве всю культуру двадцатого века, и, несмотря, на жестокость этого века, своим искусством,  приносил людям радость и добро.

— Двадцать первый век кажется нам еще более жестоким и непонятным, а отдаляющаяся история раскладывает все по полочкам. Как ансамблю удается быть по-прежнему ярким и оптимистичным в малопонятной и малоприятной глобальной обстановке сегодня, как удается приносить только радость, обороняться от того, что происходит вокруг?

— Удается благодаря позитиву сохраненных нами моисеевских традиций и конечно его школе танца – первой профессиональной школы народного танца, созданной Игорем Александровичем при ансамбле. Он создал ее в 1943-м, в разгар войны. Уже тогда Моисеев твердо знал, что молодых артистов ансамбля нужно воспитывать внутри коллектива, по созданной им методике, а для этого нужна своя школа.

Его хореография не нуждается в переводе — она понятна в любом уголке земного шара, где бы ни выступал ансамбль.  Когда ты видишь лица зрителей, и все два часа концерта они живут вместе с артистами одной жизнью, когда улыбка не сходит с их лиц,  это и есть настоящий успех. И сегодня в нашей школе мы учим детей нести радость людям.  Они должны понимать, что они хотят передать зрителям, ведь каждый жест, каждое движение в моисеевской школе танца имеет смысл. Танец – это разговор, повествование, история. И потому каждый наш артист, сохраняя свою индивидуальность, должен выразить то, что задумывал хореограф.

Игорь Моисеев

Игорь Моисеев

— Почему, на ваш взгляд, нет сегодня таких хореографов, почему никто даже не приближается к уровню Моисеева?

— Лев Толстой написал «Войну и мир» и переписать, переделать это гениальное произведение никому не дано. Так же и с хореографией Игоря Моисеева. Благодаря своему таланту, дару от бога, Игорь Моисеев всегда шел на шаг впереди событий. Он был своего рода провидцем, встречался с Рерихом, часами с ним беседовал, жил по заповедям Лао-Цзы – отдавать, не думая о вознаграждении, дарил людям свой талант, и потому его наследие — достояние всего мира, это огромный пласт уникальной культуры. Все, что было сделано после него другими ансамблями — это скорее стилизованный фольклор, а балет Игоря Моисеева — это отдельный авторский театр.
— Моисеев, как вы сами сказали — это философия. Когда к вам приходят новые артисты или ученики, как вы передаете им эту философию, эту мудрость?

— Все сегодняшние педагоги ансамбля были выбраны самим Игорем Александровичем. Мы прошли всю его школу, начиная с 16 лет: были танцовщиками, потом стали ведущими солистами, он нас воспитал. Позже, уже закончив танцевальную карьеру, мы пробовали себя в качестве педагогов в школе с детьми и, если Моисеев понимал, что это получается, то оставлял нас в ансамбле как педагогов-репетиторов. С нами также работали в свое время педагоги его поколения. Нас сформировало его положительная энергетика, его творчество. И сегодня мы учим наших артистов, что своим искусством они должны дарить людям добро, мир, любовь, все те чувства, без которых не может жить нормальный человек. То, что происходит сегодня в мире — это ненормально. Вы спрашивали, зависим  ли мы от политики? Искусство — выше политики!

 В. Вяткин

Фото: В. Вяткин

 

— А что при этом считают политики? Ведь, как государственный коллектив, получающий субсидирование от государства, вы напрямую финансово зависите от политики?
— Это совсем неверно. Нам никто не указывает, какие танцы мы должны танцевать. Например, в последнее время часто задают вопрос: танцуем ли мы украинские танцы? Конечно же, мы их танцуем. Кстати, Игорь Моисеев, сделал для украинской хореографической культуры, столько, сколько не сделал никто. Вспомните хотя бы его украинский Гопак, который Моисеевцы первыми показали  всему миру или «Ночь на Лысой горе» — уникальный балет, в котором задействованы все жанры хореографического искусства, начиная от классики, заканчивая трюками и акробатикой, где созданы великолепные образы героев, присутствует тонкий юмор.  Именно с «Ночи на Лысой горе» мы начинали первые гастроли в Израиле, в 1989-м году. За это время родилось новое поколение, и мы очень хотим, чтобы они познакомились с этим балетом. Сегодня Ансамбль Игоря Моисеева танцует все танцы, поставленные Игорем Александровичем — и грузинские, и украинские, и молдавские, и русские, и еврейские – и каждый из них уникальное произведение искусства.

 

— Может ли бывший танцовщик народного танца, как это часто случается в modern или contemporary dance, стать хореографом, или он должен быть еще и историком, этнографом, исследователем?

— Прежде всего, он должен обладать даром балетмейстера, постановщика, режиссера – тогда, думаю,  он сможет. Конечно, при этом надо хорошо знать историю, изучать этнографию, уметь подбирать музыку. Это, пожалуй, самое важное. На мой взгляд, хорошего не получается, если начинают смешивать искусство народного танца с танцем эстрадным  или с modern-dance. У вас есть прекрасный коллектив «Бат-Шева» — я много раз бывала на их выступлениях, это совершенно другое направление, у руководителя есть индивидуальность, и это проявляется в его постановках.

Игорь Моисеев создал ни на кого не похожий профессиональный авторский театр народного танца. Он начинал с маленьких простых миниатюр, танцев, ведь 80 лет назад вообще не было профессионалов в народном танце. Он с азов обучал самодеятельных артистов. Именно поэтому он и создал свою профессиональную школу.
— Таким образом вы добиваетесь преемственности?

— Да, его система совершенна. Мы ничего не поменяли, мы все сохранили и даже приумножили. В нашей школе за 5 лет проходят ту же программу, что и в академии хореографии при Большом театре. Ежедневные уроки классического, народно-характерного, русско-народного, исторического танца, модерна, джаза. Ведется преподавание истории балета, истории театра, истории живописи. Студенты изучают актерское мастерство, игру на различных музыкальных инструментах, а главное методику моисеевской школы танца. И, как я уже говорила, все педагоги в школе — бывшие наши танцовщики.

 

— Выпускники училища при ансамбле Моисеева получают академическую степень?

— Они получают среднее специальное образование, а затем многие идут учиться в Российскую Академию Театрального Искусства, или на высшие курсы Академию хореографии, и получают высшее образование.

 Е. Масалков

Фото: Е. Масалков

 

— «Ночь на Лысой горе» на музыку Мусоргского первый раз была показана в Израиле в 1989-м году, а поставлена в 1983-м. Вы помните, как создавался этот балет?

— Гоголь — один из любимых писателей Игоря Александровича. Их роднит очень тонкое чувство юмора. Если вы проследите за творчеством Моисеева, то заметите, что практически в каждой его постановке есть толика юмора. Даже в «Партизанах» присутствуют забавные сцены. Игорь Моисеев первым в своем жанре первым обратился к музыке русских композиторов- симфонистов: «Скоморохи» на музыку Римского-Корсакова, «Арагонская хота» на музыку Глинки, первый балет —  «Половецкие пляски» на музыку Бородина. Это был первый шаг к созданию театра.  Затем одноактный балет «Ночь на Лысой горе». Этот балет состоит из двух картин: первая —  Гуляние – народные сцены, вторая часть – Шабаш, на музыку Модеста Мусоргского.  Моисеев сам написал либретто, по мотивам произведений Гоголя. Гуляние на Украине —  разнообразные украинские танцы,  медленные и быстрые,  переходящие в соревнования и исполнение трюков, но это не просто набор  трюков – есть интересный сюжет, блестящая режиссура, множество неожиданных задумок, великолепные образы главных героев. Все пропитано юмором.  К примеру, когда Пасюка — главного героя — цыган угощает горилкой, после которой тот засыпает и ему снится сон, что черт переносит его на Лысую гору, а ведь это реальное место, на Украине, где ночами слышен шум и по преданию нечистая сила устраивает там шабаш. Вторая часть балета могла бы стать иллюстрацией к балу булгаковского «Мастера и Маргариты». Только черти и ведьмы у Моисеева симпатичные. Вот в этом весь Моисеев — художник, режиссер, постановщик, сценарист, а главное, философ. Балет «Ночь на Лысой горе» однозначно доказал, что наш ансамбль – это театр!

 

— Ансамбль Моисеева — это абсолютнейший театр и в тоже время, у вас нет своего здания. Почему?

—  Изначально Игорь Александрович задумал ансамбль, как мобильный концертный гастролирующий коллектив. С 1940 года наша репетиционная база находится в Концертном зале им. П.И. Чайковского, в самом центре Москвы. Кстати, зал был достроен благодаря Игорю Моисееву и все наши концерты в Москве проходят в основном на этой сцене, где Моисеев и поставил все свои произведения. Практически 8 месяцев в году Моисеевцы проводили на гастролях, поэтому особой необходимости в своем здании не было.

 Е. Масалков

Фото: Е. Масалков

— Вы пришли в ансамбль Моисеева, как артистка балета в 1969 году, реализовали массу планов, даже не массу, а какой-то космос планов. У вас остались еще мечты и не реализованные проекты?
— Конечно. Останавливаться на достигнутом нельзя. У меня есть мечта: хочется найти хореографа, который смог бы поставить большое полотно для нашей труппы, после Игоря Моисеева.  Может быть немного в другом стиле, так как сегодня  труппа достигла высочайшего исполнительского уровня, наши артисты могут исполнить всё. Может быть это балет по рассказам Чехова, с  интересными не только технически, но и актерскими работами для артистов. К примеру, как Моисеев это сделал в Еврейской сюите «Семейные радости»,   рассказе о том, как две семьи готовятся к свадьбе на Украине в начале 20-го века. В этом рассказе Игорь Александрович воплотил свои  воспоминания детства. Эти воспоминания  точны и правдивы, как и в его книге «Я вспоминаю… Гастроль длиною в жизнь»…

Думаю что в этой искренности, правдивости, естественности —  немалая часть нашего успеха. Сейчас растет новое поколение – поколение интернета и смартфонов. Как говорил Моисеев, когда техника начинает преобладать над культурой, человек превращается в робота. Наши же артисты все свои эмоции проживают на сцене и передают их публике. И зал это чувствует и с первых минут, поддерживает артистов аплодисментами, что особенно важно для молодых артистов. В этом сезоне мы приняли в ансамбль 15 лучших выпускников нашей школы. Их мечта сбылась. Сегодня они уже участвуют в концертах ансамбля. Молодежь вносит новые эмоции в те номера, которые создавались в течение  80 лет. Мы возобновили работу Игоря Моисеева «Назад к обезьяне», постановка 1961 года, пародия на рок-н-ролл. Сегодня ее танцует молодежь с упоением, только не как пародию, а как рок-н-ролл. Надеюсь, что в следующий наш приезд мы покажем этот номер в Израиле.

Я пришла в ансамбль 16-летней девочкой  и проработала артисткой в нем 23 года. Игорь Александрович Моисеев подарил мне три профессии — актрисы, педагога и директора. Директор ансамбля, по приглашению Игоря Моисеева, я с 1994 года. Игорь Александрович дал мне возможность еще быть педагогом-репетитором, понимая, что человек я творческий. С 2011 года я стала художественным руководителем ансамбля.

Еще одна моя мечта, это воспитать  новое поколение достойных преемников, которое продолжило бы наше дело. Важно, чтобы они сохранили всё наследие Игоря Моисеева, его школу, его каждый жест. Моисеев был минималистом в украшательстве и максималистом в своем творчестве. Он — гений,  это нужно понять и прочувствовать.

Сайт Ансамбля Моисеева — http://www.moiseyev.ru/

Страница мероприятия — https://www.facebook.com/events/1728427144114142/

Заказ билетов — здесь

Интервью взяла Маша Хинич. Все фотографии предоставлены пресс-службой Ансамбля Моисеева


Отправить публикацию друзьям в WhatsApp