Речь, конечно, о всех соцсетях, просто фб - флагман, самый яркий представитель и все такое... Утром я написала пост

Солнечное нежаркое городское утро полно очарования. Народу немного, запоздавшие собачники расслаблены и не так противны, а из многочисленных хлебопекарен и французских булочных тянет свежей выпечкой и немного кисловатым духом отменного качества дрожжевого хлеба - воздушного, ноздреватого внутри и хрустящего румяной корочкой снаружи. А одна компания пошла еще дальше: провертела аккуратные круглые дырочки в витрине и написала над ними:"Здесь - хлебный запах". Подходишь ближе - и действительно! Можно даже не завтракать.

Не нужно даже трех раз, чтобы догадаться, какого сорта и по какому поводу я получила мгновенную реакцию... А я вам объясню, почему я ненавижу раннеутренних собачников: на безлюдных улицах они без зазрения совести оставляют свои вонючие кучи и кучищи! При народе стесняются- собирают в пакетик, но выбраасывают в общий мусорный ящик, а не специальный собачий, и это все равно воняет. Одного не пойму - ведь они тоже здесь живут и точно также потом смотрят под ноги, чтобы не вляпаться. Неужели им нигде не дрогнет, когда они зас...рают улицу в прямом смысле слова?!

Но!.. Пост мой был вовсе не об этом, а о том душистом хлебном духе, витающим над тем районом, где я утром проходила, о витрине, где находчивые хозяева провертели эти дырочки, о некоей благости, которая снисходит в такие моменты.

Фото Tania Tomer.

 

Увы, это никого не зацепило настолько, чтобы оставить свой комент. Почему? Почему люди готовы вывалить любой негатив и не хотят поделиться чем-то "вечным, добрым, светлым"? Вирт изменил нормы поведения, размыл границы допустимого, приличные вроде люди позволяют себе такое, чего никогда не сказали бы в реале. Процесс дошел до пика, общество немного опомнилось и пытается выработать нормы приличия. Об этом сейчас все больше и все чаще говорят. 

Потом я открываю ленту и нахожу там вот такой материал. Всем рекомендую к прочтению.

ВАЛЕРИЙ ФОКИН: «МЫ ТЕРЯЕМ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ОБЛИК»

В. Фокин: Тут дело не в Петербурге. Мы все теряем человеческий облик, с моей точки зрения. Потому что сослаться на то, что время такое, что сегодня вот так всё происходит — это легче всего, но мы, действительно, теряем человеческий облик. Мы, действительно, не умеем разговаривать, не умеем вести какую-то нормальную дискуссию, высказывать свою точку зрения и при этом понимать, что должна быть и другая точка зрения, и не одна.
Меня поражает зашкаливающая ярость, злоба, которая сегодня существует. Я просто поражен, когда вижу, как творческий человек, поэт, желает на пространстве Facebook’а «чтоб ты сдох» своему коллеге-литератору. Я не понимаю, как это все связать с его собственным творчеством, с культурой, к которой он призывает в своих стихах? Это же тоже ответственность.
Мы все находимся в расколотом состоянии — это понятно. Но мы, люди творчества, вдруг проявляем такую нетерпимость! Все поделились на наших и ваших. Всё время только и слышишь вопрос «а ты с кем?» А если я ни с кем? Если я посередине? Что тогда? Но нет!  Вы определитесь! Вы с кем?! Слева? Справа?  Это всё абсолютная потеря нормального, естественного человеческого сознания и поведения. Даже можно резче сказать — это просто какое-то оскотинивание. Это ужасно. Поэтому, конечно, я согласен с Михаилом Борисовичем абсолютно.
Н. Солодников: ... Скажите, пожалуйста, что произошло с нами за последние годы, что мы себе позволяем так себя вести?
М. Пиотровский: Может быть, всё пойдет обратно? Есть основания надеяться. Я думаю, что что-то происходит свыше, но и что-то происходит с нами.  Мы очень много упоминаем имен, которых не надо упоминать. Мы ..., без конца проговаривая имена, о которых нужно молчать. Мы живем в мире примитивов, в мире рекламы, и мы сами эту рекламу всё время создаем.
Н. Солодников:   Валерий Владимирович, я думаю, что люди так себя ведут — не сдерживаются, высказываются по любому поводу — потому что они смотрят назад, в прошлое своей страны, своих семей, и, видимо, размышляют следующим образом: «Были времена, когда мы молчали, когда не было возможности говорить, когда было страшно. И если сегодня я промолчу, то повторю те ошибки, которые совершали мои предки». Как нащупать эту грань между трусостью не сказать и ненужной смелостью, когда лучше промолчать?
В. Фокин: Я не знаю ответа. Я знаю только одно — промолчать и сказать можно по-разному. Вот это я знаю четко.

Полностью

 


Отправить публикацию друзьям в WhatsApp

0

Таня, если бы твой пост был без этого предложения,

запоздавшие собачники расслаблены и не так противны

то все бы было благостно, миролюбиво и позитивно, но безмолвно, в смысле без комментариев ( потому что все прекрасно -что можно тут добавить).  А так я вижу некое противоречие. С одной стороны ты пытаешься передать хорошее настроение, с другой - огульно обвиняешь всех владельцев собак, а вдруг там хоть один найдется строго соблюдающий все правила выгула своего четвероного друга. Ему ведь обидно будет. И даже те, что не соблюдают, все равно будут считать, что оскорблены в своих лучших чувствах. И пойдет и поедет...))) 

Соня,я не искала благодушия. Это -зарисовка. Некотрые рисуют карандашом - я словами. Стоп-кадр,где собачники тоже попали в поле зрения. Мне,по большому счету,до них дела нет -если бы не кучи.(или когда они сажают линяющее огромное существо на сиденье в автобусе,куда потом должны сесть малолетние дети. Я не против собак,я категорически против антисанитарии!) Но почему -то они считают себя оскорбленными настолько ,что допускают писание всякие нелицеприятностей, одновременно отказывая мне в ровно таком же праве. Вот о чем речь. И в соцсетях люди совершенно не следят за языком. В реале себе такого не позволяют. То есть вирт воспринимается как ширма - типа я не я и гадость не моя?..
Этот момент - тема общественной дискуссии. Наконец-то.))

...так и только так, Пегматит меня понимает. 
Запах затянет в магазин, а там и запах хлеба и сам хлеб. А кого не затянет - и тем все равно приятно.

А где у нас вы видели специальный собачий мусорный ящик?