Что это было?

Знаменитые танцовщики-премьеры Большого театра+ Государственный Израильский балет+греческий хореограф Адонис Фониадакис= «Белый лебедь», самая необыкновенная постановка "Лебединого озера"

**

Преамбула

 

а) Маленькие девочки и балет.

В жизни каждой девочки - для правильного воспитания и выращивания из нее счастливой женщины, обязательно должны присутствовать принцессы. В их блестящем ряду - непременным номером заколдованная Одетта, царевна Лебедь - в туго накрахмаленной пачке и сверкающей алмазной диадеме на аккуратно причесанной головке. Каждая маленькая девочка должна хотя бы раз зачарованно смотреть из темного зала на ярко освещенную сцену и мечтать о себе в этой роли, о верном и надежном принце, который, вопреки всем злым гениям Фон-Ротбардтам, придет/спасет/ освободит/ преклонит колено и предложит не менее  сверкающее кольцо. Это - необходимый этап развития.

“Лебединое озеро” - самый правильный балет, как стихи Барто или Леи Гольдберг. Белоснежные ряды плавно скользящих ножка в ножку лебедей - правильный ориентир для девочек. Поэтому Израильский балет часто выступает на периферии, везде, где есть мало мальски пригодная сцена: чтобы маленькие принцессы и принцы прикоснулись к этому сверкающему миру. Так воспитывается публика и ее хороший вкус.

 

б) Публика.

От уже упомянутых девочек в пышных юбках и туфельках-балетках на показе 7 января можно было найти представителей всех слоев и возрастов: пионеры  и пенсионеры, детсадовцы и школьники, молодежь и подростки, семьи, парочки, интеллигентные дамы, “польские бабушки” - последние из могикан, в своих неизменных,волосок к волоску, прическах, классических жемчугах и костюмах в стиле Шанель, какие-то фрики, артистическая публика, рядом со мной сидели два бугая, которых ожидаешь увидеть ,скорее, на соревнованиях по-рестлингу, чем на балете.

 

Действо. Ошеломительно!

 

Сначала все шло привычно и хорошо: белое порхало и вздымалось, знакомый  до последней ноты, как “Горе от ума” до последнего слова, Чайковский привычно волновал. Вот раздаются всегда пробирающие до дрожи такты, когда Одетта тает в тумане,  а Филин злобно хлопает крылами со своей скалы…
И тут происходит нечто, что я затрудняюсь описать. На сцену выходит гибкий, как тростник,танцор в облегающем трико и энергично затягивает задник с привычными нарисованными лебедями черным пологом.. На пустую сцену выходит его двойник, а потом… тройник?  И тут начинается кино для взрослых! Принц, словно на картине Пикассо, распадается на 8 идентичных, таких же, и они танцуют что-то, в чем узнается классический балет, под что-то, в чем узнается классический Чайковский.  И в этом такая бешеная энергетика, ритм и драйв, что мирно внимающий классике зритель изумляется и приходит в восторг! Наступает эстетический то-ли коллапс, то ли фейерверк! Гибкие тела, облаченные в трико, то извиваются резвыми ужами, то, благодаря особому освещению, превращаются в ожившие золотые статуи античных богов. Классика наполняется пульсирующей энергией современной жизни  и этот вихрь подхватывает и уносит. Гром оваций в конце - из битком забитого партера и такой же переполненной галерки лишь в малой степени отражает ошеломительный восторг.

Информация к размышлению

Идея объединить то,  что поначалу казалось несочетаемым  – а именно классическое «Лебединое озеро» Чайковского с  авангардной хореографией грека Адониса Фониадакиса, последователя Марты Грэм,   на музыку Жюльена Террида давно была выпестована руководством  Израильского балета . Прошлым летом состоялась премьера. «Белый Лебедь» – постановка, в которой заняты 30 танцовщиков труппы. Интригующий спектакль, где знакомая всем, размеренная,  выверенная по нотам  и жестам,  торжественная постановка Льва Иванова  комбинируется  (причем без малейшего  перерыва или перехода) с бешеной энергий и скоростью Фониадакиса, облачившего танцовщиков в облегающие цвета терракоты трико, так что они становятся похожими на фигуры атлетов с росписи  старинных  греческих ваз. И такое сочетание образов лебедей – то порхающих танцовщиц в   белых воздушных пачках, то стремительных гибких  атлетов оказывается интригующим, аллегоричным и  запоминающим. Два хореографа в одном балетном пространстве  – Иванов и Фониадакис – создали новый балетный ландшафт, поместив белого лебедя в пластическую интерпретацию античных  мифов.

Труппа Израильского балета уже не первое десятилетие сохраняет искусство классического балета, привнося в него новый дух – дух неоклассики и модернизма, постоянно идя на интереснейшие балетные эксперименты. Один из таких экспериментов, мгновенно ставший хитом сезона –  « Белый лебедь», поставленный в Израиле греческим хореографом Адонисом Фониадакисом, последователем Марты Грэхам, на музыку французского современного композитора Жюльена Террида. Балет этот стал популярным за один вечер, впору назвать «Белого лебедя» Золушкой – так стремительно он завоевал любовь публики и признание критиков и профессионалов. Признание настолько широкое, что 7 января 2017 года главные партии в этой поставке (в ее первой, «классической» части) вместе с труппой Израильского балета исполнят ведущие солисты Большого театра,  мировые звезды – Евгения Образцова и Дмитрий Гуданов.

источник +

 

 


Отправить публикацию друзьям в WhatsApp

1

Спасибо! Очень хотелось бы посмотреть! Я видела его еще с Улановой. Но только один вопрос: "заколдованная Одиллия, царевна Лебедь - в туго накрахмаленной пачке..." - почему не Одетта - мечта каждой девочки?

Одетта, конечно ))  Одиллия вполне себе не заколдованная ,а в своем натуральном черном виде )) просто описка.

(или - в тексте столько про Одетту, что подсознанию стало обидно за Одиллию. ))) Ведь. в сущности,  от "мечты всех девочек" она отличается только цветом пачки )))  )

 

Не только, еще и характером, коварством - дочь злого волшебника все-таки! ))) Плохую службу в свое время путч сыграл этому балету, я любила его, а теперь... Как-то трудно представить себе эту новую интерпретацию, жаль, что не могу увидеть, завидую Вам )))