"Все самое прекрасное создано нарциссами.Самое интересное-шизоидами.Самое доброе-депрессивными.Невозможное-психопатами.Здоровые почти не вносят вклад в историю."

"Клиника психопатий,их статика,динамика,систематика"

П.Б.Ганнушкин   

Оно, конечно, вещь понятная, но не то, чтобы так, и не то, чтобы эдак, и не потому, чтобы, дескать, например, а вот коснись такого дела, вот тебе и пожалуйста!

    В нашей недельной главе начинает разворачиваться захватывающая история сложных отношений между сыновьями праотца Яакова, конец которой совпадает с окончанием книги Берешит.Сами эти отношения претерпевают в течение всего периода существенные изменения – от взаимного непонимания, ревности и ненависти через проступок, его осознание, испытание и раскаяние – к примирению, взаимному прощению и братской любви. Самая сильная перестройка личности происходит с четвертым сыном Яакова от Леи – Йегудой. В начале нашей истории он выступает как инициатор продажи Йосефа в рабство, т.е. проявляет себя не просто как злодей, а как злодей расчетливый, ищущий выгоду даже собственном преступлении и нежелающий марать свои руки: «И СКАЗАЛ ЙЕГУДА БРАТЬЯМ СВОИМ: «ЧТО ПОЛЬЗЫ, ЕСЛИ УБЬЕМ БРАТА НАШЕГО И СКРОЕМ КРОВЬ ЕГО? ПОЙДЕМ, ПРОДАДИМ ЕГО ИШМАЭЛЬТЯНАМ, А РУКА НАША ДА НЕ БУДЕТ НА НЕМ, ИБО ОН НАШ БРАТ, НАША ПЛОТЬ». И ПОСЛУШАЛИСЬ ЕГО БРАТЬЯ. (Берешит 37:26-27). То есть и волки сыты, и овцы целы, хотя и удалены далеко и надолго. Конечно, такой выход был предпочтительнее убийства, но в нем ясно видна эгоистическая подоплека поступков Йегуды.В главе Ваигаш нам представляется совершенно иная картина: когда Йосеф, скрытый под личиной наместника фараона, устраивает братьям испытание и «подставляет» Биньямина, обвиняя его в краже драгоценного кубка и угрожая навеки оставить его у себя в качестве раба, именно Йегуда выходит вперед и проявляет верх самопожертвования, предлагая себя в качестве раба вместо Биньямина, совершившего, казалось бы, тяжелое преступление, и поставившего тем самым под удар всех братьев.Ведь наказание, установленное Йосефом, не просто справедливо, оно милосердно, т.к. не коснётся остальных братьев и сам «виновник» останется в живых! Почему же Йегуда «вызывает огонь на себя»? Как он из холодного эгоиста превратился в альтруиста высшей пробы, готового пожертвовать собой ради брата?

    Чтобы ответить на этот вопрос, надо понять, что произошло между этими временными точками – продажей Йосефа и заступничеством за Биньямина.Тора сообщает нам, что после исчезновения Йосефа Яаков настолько погрузился в траур, что братья стали сожалеть о своем поступке, и Йегуда, как инициатор продажи, стал «козлом отпущения». Не желая терпеть нападки братьев, Йегуда ушёл из семьи и поселился у своего друга – кнаанея по имени Хира. Там Йегуда женился на местной женщине, и она родила ему троих сыновей: Эра, Онана и Шелу. Когда его первенец вырос, Йегуда нашел ему невесту из приличной семьи – Тамар была внучкой Шема, сына Ноаха, который жил очень долго и выполнял до появления еврейского народа роль священника Вс-вышнего и учителя Б-жественной мудрости. Но брак не сложился – Б-г умертвил Эра за его грехи, и Тамар, по закону левиратного брака, стала женой Онана. Но и Онан делал зло в глазах Вс-вышнего(понятно какое!), и Тамар стала вдовой вторично. Видя смерть своих сыновей, Йегуда делает ошибочный вывод, будто-бы это как-то связано с Тамар, и поэтому идет на хитрость – он объявляет, что Шела, его третий сын, еще не созрел для брака, и поэтому Тамар возвращается в дом своего отца, находясь  в статусе «соломенной вдовы» – номинально она все еще входит в семью Йегуды, но реально ей никогда «не светит» стать женой Шелы. Поэтому и она, в свою очередь, пускается на хитрость – когда после траура по своей жене Йегуда, чтобы отвлечься от тяжелых дум, отправляется на праздник стрижки скота, Тамар, прикинувшись ритуальной блудницей, соблазняет его, а в качестве залога за услуги берет у него три предмета: печать, пояс и посох, после чего возвращается в дом своего отца и снова облекается во вдовьи одежды.Через три месяца Йегуде доносят, что Тамар беременна, и, как дочь коэна (Шема), она должна быть сожжена за прелюбодеяние. Перед казнью она тайно посылает Йегуде его печать, шнуры и посох со словами «Я беременна от человека, которому принадлежат эти вещи». Магараль усматривает в этих предметах три аспекта проявления человеческой индивидуальности – печать символизирует неповторимую личность, накладывающую свой отпечаток на окружающий мир; пояс – символ одеяний человека, его личный «дресс-код»; и наконец, посох – символ власти и общественного положения человека. Имея эти предметы, Тамар могла на 100% быть уверенной в том, что при необходимости она сможет доказать, что именно Йегуда является отцом ее ребенка. Но она идёт на самопожертвование – вместо того, чтобы прилюдно опозорить своего тестя за то, что хотел лишить ее возможности иметь семью, она, зная его праведную сущность, решает устроить ему испытание. Передавая ему улики, она фактически отдает свою жизнь в его руки – если Йегуда захочет избежать позора, то ему достаточно будет просто не вмешиваться. Как говориться, нет человека – нет проблемы. После сожжения Тамар вся история канет в небытие. Но Йегуда решает по иному. Именно тут проявляется то качество, которое затем толкнет его на защиту Биньямина, а позже принесет его потомкам царский венец. Это признание своих ошибок и преступлений, и принятие на себя ответственности за последствия. Ведь это самое важное для царя, над которым в этом мире никого нет, и которому крайне редко указывают на ошибки! И Йегуда произносит сакраментальную фразу, которая совершает переворот в истории: «Она (Тамар) права, а я не прав!» Казнь, естественно, отменяется, и Йегуда признает Тамар своей женой. В положенный срок на свет появляются близнецы Перец и Зерах, и первый из них – это предок царя Давида.И много позже, стоя перед Йосефом, уже окончательно раскаявшийся в его продаже Йегуда шагнет вперед, беря на себя чужую кару, что послужит причиной благословения Яакова, данного ему перед смертью: «НЕ ОТОЙДЕТ СКИПЕТР ОТ ЙЕГУДЫ, И ЗАКОНОДАТЕЛЬ ИЗ СРЕДЫ ПОТОМКОВ ЕГО, ПОКА НЕ ПРИДЕТ В ШИЛО, И ЕМУ ПОВИНОВЕНИЕ НАРОДОВ» (49:10)…

    На всякий случай стоит уточнить, что Онан, сын Йеhуды, был наказан вовсе не за то действие, которое связали с его именем. Это действие в Торе вообще не обсуждается - и, в частности, не осуждается (хотя мудрецы Талмуда высказывались о нём неодобрительно). Более того,даже то,что делал Онан в постели (один из старинных способов предотвращения беременности) - вовсе не причина наказания; в частности, противозачаточные средства всех видов в Торе не обсуждаются и не осуждаются. Единственное, в чём Тора осуждает Онана - что он делал всё, чтобы не дать семени [покойному] брату своему (38,9).Речь идёт о древнем семитском обычае левиратного брака (на иврите - йибум). Если мужчина умирает бездетным, его брат (или ближайший родственник, если брата нету) должен жениться на его вдове, и первый сын вдовы от второго мужа будет считаться сыном своего умершего дяди. Это было необходимо, в частности, для сохранения рода  в юридическом смысле. У Онана не было своих детей, и, по-видимому, у него не было жён, кроме Тамар, вдовы своего брата Эра. Таким образом, его биологический первенец должен был быть "записан" на брата, а Онан этого не хотел (либо вообще не хотел "уступать" брату ни одного своего ребёнка). По тем временам такое поведение выглядело как наплевательское отношение к памяти брата; за это, и ни за что иное, осуждается Онан.Реалии древности - ключ к пониманию и поведения Тамар: ей нужен муж, поскольку в те времена бездетная вдова лишалась всех юридических прав. Йеhуда обещал Тамар, что женит на ней своего третьего сына? Что ж, обещание - всё, что связывает её теперь с её имуществом, её домом, в который она вкладывала столько усилий; пока же она вынуждена вернуться в дом своего отца. Йеhуда же не торопится выполнять обещание: суеверие заставляет его думать, что первые два сына умерли именно из-за того, что их женой была Тамар, и шепчет ему: а вдруг и он [Шела, третий сын] тоже умрёт, как его братья?.Оригинальный способ Тамар ответить на несправедливость не вписывается в рамки стандартных законов того времени - да и формальным законам Торы тоже не соответствует; тем не менее Тора говорит о поступке Тамар с одобрением, и Йеhуда, когда узнаёт правду, тоже говорит: она более права, чем я (26). Потому что основной урок этой истории не в формальных законах (законы никогда не могут покрыть все возможные случаи) и не в исторических обстоятельствах (вот уж что меняется со дня на день), а в выполнении обещаний, в признании собственной неправоты (она более права, чем я) - и в том глубоком человеческом уважении, которое испытывают друг к другу герои - в особенности к концу повествования. В этой атмосфере уважения достойно родиться предку будущих царей…

Мудрецы определили, что причина падения Второго Храма - пустая ненависть братьев друг к другу. Евреи, Народ Единого, носители заповеди "возлюби ближнего, как себя", зачастую так нетерпимы к своим же братьям, к таким же носителям этой заповеди, что содрогается Трон Всевышнего.Как мы видим, это страшное свойство наше, которое всегда останавливало нас на пути к Единому, родилось ещё в те незапамятные времена, когда мы были не народом, а средних размеров семьёй ханаанского скотовода Яакова, прозванного "Йисраэль". Может, на примере вражды между братьями мы сможем понять истоки этого порока.Одна вещь привлекает внимание в гл. 37: там ни разу не упомянут Б-г. Ни одно из Его имён или иносказаний, к Нему относящихся. Как будто и не присутствовал Он в жизни братьев. А как только мы попадаем вместе с Йосефом в рабство в гл. 39 - сразу же Имя Единого попадается на глаза: и был Единый с Йосефом (39,2). Целых девять раз упоминается Единый в главе 39, в которой Йосеф попадает в беду, и один раз - в гл. 40, где он начинает из неё выпутываться.С древнейших времён мы наделены повышенной чувствительностью к понятию свободной воли и свободного выбора. Недаром мы называемся ам hа-бхира - не "избранный народ" (неверный перевод), а "Народ Выбора". Но эта чувствительность оборачивается против нас, когда в нас нет Единого.Б-г - повсюду. Но только если мы постоянно ощущаем Его в себе, мы работаем Народом Выбора, коллективным священнослужителем в Храме Мира. Как только мы отключаем себя от Него, мы оказываемся способны продать брата только за то, что его выбор отличается от нашего.Да будет ясно: в религиозной войне нет Единого, пусть даже Он упоминается сто раз в день. Религиозная война, религиозный спор, религиозная политика - это борьба человеческих мнений, вариантов сделанного выбора, интересов и страстей. Не в битве за идеологию постигается Бог, а в доброте сердца. Жертва, (угодная) Богу - дух преломлённый (Техиллим /Псалтырь/ 51,19). И, если человек не в состоянии сам преломить, преобразить, раскрыть собственный дух, воспарив над гордыней, самомнением и стремлением отстаивать свой выбор в противовес всем остальным - Высшие Силы могут поставить его в ситуацию, более для этого благоприятную. Стоило Йосефу попасть в рабство - и был Единый с Йосефом…

Ништкошер!

    Рабинович активно пользовался правилом воздушного шара-выбрасывал все лишнее, чтобы набрать высоту.

    Немецкий байк-клуб «Ангелы Меркель».

Люблю соглашаться с теми, кто полностью согласен со мной.

Непонимание, недоверие, ненависть - ступени  роста Рабиновича.

- У меня есть решение твоей проблемы.

- А у меня есть проблема для твоего решения.

Каждый может осветить комнату, кто-то - когда входит, а кто-то - когда выходит.

- Роза, твою логику нужно отправить на фронт.

- Почему?

- Она убивает.

Рабинович действовал под юридическим лицом, но ему набили физическое.

- Знаете,г-н Рабинович, вы так сейчас говорите, как будто у вас через 15 секунд нос будет сломан...

Рабинович   хотел бы заниматься нейронными сетями, но мозгов хватает только на социальные.

    За власть Заветов!

     Сегодня (24 кислев  5777,24 декабря),мы читаем Вайешев, Берешит 37:1-40:23, и hафтару Амос ,2:6-8.

 

 


Отправить публикацию друзьям в WhatsApp

1

Всё самое прекрасное в мире сделано нарциссами…

По интернету тут активно бродит цитата, попадавшаяся мне уже несколько раз: “Всё самое прекрасное в мире сделано нарциссами. Самое интересное — шизоидами. Самое доброе — депрессивными. Невозможное — психопатами. Здоровые почти не вносят вклад в историю”.

Цитата, надо сказать, мне очень даже понравилась, но удивило приписываемое авторство: П.Б.Ганнушкин, “Клиника психопатий, их статика, динамика, систематика”. Если бы действительно эта фраза была написана Ганнушкиным, можно было бы говорить о том, что российская психиатрия первой трети ХХ века (книга вышла в 1933 году) была явлением, удивительным по своей прогрессивности (особенно в сравнении с более позними советскими авторами типа Снежневского и даже многими современными российскими психиатрами).

Но чуда, увы, не произошло. В тексте книги данная цитата не обнаруживается, а нарциссизм так и вовсе упоминается всего один раз – в главе “Половые извращения” в следующем контексте: “Лишь те случаи онанизма, в которых имеется действительное извращенное влечение с направлением его исключительно на себя (нарциссизм, аутоэротизм, ипсация), можно считать принадлежащими к интересующей нас здесь области. Целиком к половым извращениям относятся такие формы, как эксгибиционизм, садизм, мазохизм, фетишизм, педо– и зоофилия, наконец, гомосексуализм”.

Наиболее вероятным автором указанной цитаты является психолог юнгианского направления Екатерина Потапова из Санкт-Петербурга (см. дополнение ниже). Во всяком случае, наиболее раннее упоминание этой цитаты обнаружилось именно у неё на стене ВКонтакте, где было размещено 1 марта 2014 года (причём без отсылки к Ганнушкину). Запись собрала, между прочим, 301 “лайк” к настоящему моменту.

source

С начала апреля 2016 года эта цитата каким-то образом пошла в массовый репост (вполне вероятно, что с этого комментария на LiveLib, где, опять же, не утверждается, что это цитата из книги, а ниже даже прописан наиболее вероятный источник цитаты – но, видимо, цитата к тому времени уже пошла “в народ”). Уже со ссылкой на Ганнушкина она появляется в Фейсбуке, ЖЖ, дайри.ру и на прочих сервисах, включая, что самое забавное, психологические форумы, аудитория которых с интересом комментирует и обсуждает “цитату”.

В общем, как писал великий русский поэт Вильям Иванович Шекспир в своей эпической поэме “Капитанская дочка”, “всё смешалось в доме Облонских”.

Дополнение от 14 мая 2016

Мне удалось связаться с Екатериной и выяснить, что она является настоящим автором указанной цитаты.

Updated: May 15, 2016 — 23:50