Размышляя над заметками военного обозревателя Михаила Ходаренка

 Вначале из Пальмиры поступали неполные и отрывочные данные по обстановке. Сейчас картина более или менее проясняется. Источники утверждали, что перегруппировку и сосредоточение боевиков для штурма Пальмиры проморгала разведка, хотя необходимая информация сирийскому командованию все-таки была предоставлена. При этом ситуация в Пальмире, где в результате паники и трусости, в том числе высшего командования сирийской армии, под угрозой оказался  ограниченный контингент российских военных, еще раз показала необходимость переходить к политическому урегулированию ситуации в стране. Однако далее произошло то, что не мог предусмотреть никто: подразделения регулярной сирийской армии при первых выстрелах со стороны боевиков в панике, бросая вооружение и военную технику, бежали из Тадмора (Пальмиры). Доблестные сирийские вояки рванули так, что их с трудом остановили далеко к западу от Пальмиры, на подступах к авиабазе Т4 (Эт-Тияс). Впереди всех в панике отступающих сирийских подразделений бежал заместитель начальника Генштаба вооруженных сил Сирии. За ним в полной растерянности, увлекая за собой рядовых бойцов и младших командиров, бежали начальник главного оперативного управления Генштаба Сирии, командующий ракетными войсками и артиллерией сирийской армии, командир и штаб 3-го армейского корпуса, командир 18-й танковой дивизии Замначальника Генштаба с трудом нашли через двое суток. Ничем другим, как элементарной трусостью, подобное поведение представителей высшего сирийского командования объяснить нельзя. С трудом удалось задержать паникеров и трусов, привести подразделения сирийской армии в чувство и к утру 11 декабря вернуть их на позиции, стабилизировав обстановку. Но затем сирийцы вновь побежали. Под Пальмирой в частях и подразделениях сирийской армии царил полный хаос. По словам собеседников, знакомых с ходом сирийской кампании, Башар Асад согласился с российской оценкой действий сирийских военных. Бежавший замначальника сирийского Генштаба уже отстранен от должности и уволен с военной службы. При этом во время штурма официальные власти в Дамаске упорно рассказывали населению, как героически, не щадя крови и самой жизни, сирийская армия обороняет Пальмиру. Сирийские солдаты просто до жути боятся джихад-мобилей. Нет никакой уверенности, что они удержатся и на новых позициях к западу от Пальмиры.

Что же в это время происходило с "ограниченным" военным российским контингентом ?

Первоначально сообщалось, что российских военных советников в Пальмире не было. Это не так. «Игиловцы» (боевики запрещенной в России террористической организации «Исламское государство»)  опубликовали на своих сайтах снимки оставленного россиянами имущества. Численность российского контингента составляла  более 200 человек (группа управления), плюс группа охраны — 120 спецназовцев. Они-то и остались в Пальмире на некоторое время в городе. И в итоге  были окружены превосходящими силами боевиков. Чтобы вывести их из Пальмиры, пришлось рубить специальный коридор при помощи  авиации.  Россиянам пришлось бросить часть имущества (в основном из тылового обеспечения). Удержать Пальмиру в таких условиях было невозможно. Стоит ли ее теперь отбивать? Таких планов, судя по всему, нет -  да и удержать ее в дальнейшем при таком уровне боеспособности сирийской армии невозможно. Передислоцировав в Пальмиру боеспособные части из Алеппо, велика вероятность потерять и этот город. Там вполне возможна реинкарнация разбитых и отступивших вооруженных формирований. Сейчас активность крупных отрядов джихадистов заметна северо-западнее Алеппо, в районе населенных пунктов Анадан, Хайян и Храйтан.

А что с союзническими отрядами асадовских вояк ?

Со стороны проправительственных сил воюет в первую очередь алавитское ополчение. Со стороны регулярной сирийской армии всего два подразделения: спецназ полковника Хасана Сухейля (Tiger Force) и подразделение «Соколы пустыни» братьев Мохаммеда и Аймена Джаберов. Остальные проправительственные формирования, по признанию собеседников, знакомых с ходом операции, разве что вредят и откровенно бездействуют.

Ливанская «Хезболла», по оценкам военных специалистов, вообще не воюет, а больше разговаривает. Иранские «Фатимиды», которым поставлена задача наступать с западного направления, большого пыла в бою не проявляют. Подразделения Корпуса стражей иранской революции (Иран) тоже стоят как вкопанные и вперед не идут. Иранский генерал может пять раз за сутки клятвенно уверять российских коллег и бить себя кулаками в грудь: «Боевая задача будет выполнена!» Уже через час, после вопроса, почему его бойцы стоят на месте и не наступают, он простодушно спрашивает: «А что, уже началось?» Иногда его приходится разыскивать в течение трех часов. Он снова обещает выполнить боевую задачу, а затем выясняется, что иранцы просят оружия и представляют список на пять листов. После удовлетворения заявки оружие в течение непродолжительного времени куда-то исчезает. На вопрос, куда все пропало, следует простодушный ответ: «Война!» Только ПТУР им поставили 1,5 тыс. штук. Выяснить судьбу этого оружия не удалось. Или увезли, или продали.Военные советники разводят руками: и верить иранцам нельзя, и деваться откровенно некуда. Им уже говорят: черт с вами, хоть на месте стойте, не наступайте. Так и на месте стоять не могут. Среди российских военных у иранцев репутация законченных болтунов. 

При этом российскими специалистами высказывалась и такая точка зрения, что Башара Асада надо менять на более дееспособного лидера, способного навести порядок в стране и вооруженных силах. Но есть и понимание, что только тронь Асада сейчас — и в Сирии все посыпется и развалится. Это реально будет последний день страны. В первую очередь разбежится ближайшее окружение президента, потом и остальные чиновники и военные. Пока замены Асаду объективно нет. Перефразируя Сталина, можно сказать: «Других президентов Сирии у меня для вас нет». Сейчас основные задачи выглядят так: добить остатки боевиков в Алеппо, сформировать боеспособные части для удержания подконтрольных правительству территорий, подписать Соглашение о прекращении огня и сворачивать активные боевые действия. В конце концов, нельзя быть большим сирийцем, чем сами сирийцы.

Вот такая точка зрения военного обозревателя.

Михаил Михайлович Ходаренок — военный обозреватель «Газеты.Ru», полковник в отставке.
Окончил Минское высшее инженерное зенитное ракетное училище (1976),
Военную командную академию ПВО (1986).
Командир зенитного ракетного дивизиона С-75 (1980–1983).
Заместитель командира зенитного ракетного полка (1986–1988).
Старший офицер главного штаба Войск ПВО (1988–1992).
Офицер главного оперативного управления Генерального штаба (1992–2000).
Выпускник Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил России (1998).
Обозреватель «Независимой газеты» (2000–2003), главный редактор газеты «Военно-промышленный курьер» (2010–2015).


Отправить публикацию друзьям в WhatsApp

1

нельзя быть большим сирийцем, чем сами сирийцы.

Но если очень хочется...

Алексей Венедиктов, главный редактор радиостанции «Эхо Москвы».

А.Венедиктов Добрый день.

О.Журавлёва Алексей Алексеевич, добрый вечер. Путин внес в Госдуму соглашение о размещении военной авиагруппы в Сирии. Комитет Госдумы по обороне в приоритетном порядке рассмотрит законопроект. Документ предусматривает, что российская авиагруппа располагается на аэродроме Хмеймим вместе с инфраструктурой на безвозмездной основе. Что это значит?

А.Венедиктов Это значит, что мы (т.е. РФ) втягиваемся, на мой взгляд, в такую же военную операцию, в какую втягивались США во времена Вьетнама, Вьетнамская война. Я напомню (наверное, об этом нужно где-нибудь написать и рассказать подробно, вызвать историков), что сначала американские военные помогали южновьетнамскому правительству с помощью авиации. Была открыта авиабаза, они осуществляли с воздуха поддержку, американские летчики. Затем пришло время и спецопераций, когда спецгруппы направлялись в джунгли, потому что оказывается, что с воздуха – это мало. Бомбить – это мало. Разведывать с воздуха – это мало. И то, что Путин вносит закон. Собственно, там есть уже база. Но это вековечивает эту базу : на безвозмездной основе, на неопределенное время.  Я не буду сейчас с точки зрения военной стратегии – пусть об этом говорят военные. Но с точки зрения политики мне это напоминает именно Вьетнам. Мне иногда говорили: «А что? Вот, наши действия в Сирии – это для нас новый Афганистан?» Нет. Для нас действия в Сирии – это новый Вьетнам, как Вьетнам для американцев. И это очень опасно, потому что это значит завязнуть. Выскочить несвоевременно… Как американцы.

Сирийские солдаты просто до жути боятся джихад-мобилей.

Типа исламистские сухопутные камикадзе

"Атакующие боевики активно применяли начиненные взрывчаткой автомобили со смертниками, бронетехнику и реактивную артиллерию". Террористическая организация "Исламское государство" объявила о повторном установлении контроля на всей территории сирийского города Пальмира на востоке Сирии. По информации Reuters, приводимой со ссылкой на базирующуюся в Лондоне правозащитную организацию "Сирийская обсерватория по правам человека", крупные силы боевиков сконцентрированы в настоящее время к юго-западу от города. В результате прорыва обороны правительственных войск они вышли к важной стратегической трассе Пальмира — Тияс — Хомс, постепенно занимая ключевые позиции. Исламистам удалось отбить, в частности, нефтегазовые месторождения Аль-Махр, Джаззал и Джифар, расположенные в этом районе. Повторный захват Пальмиры исламисты предприняли 10 декабря, через 9 месяцев после ее освобождения города от них. До этого они полностью контролировали Пальмиру 10 месяцев — с мая 2015 по март 2016 года.

  Что за мотивация тут работает?

Если в двух словах : исламистско-религиозный фанатизм-фундаментализм. Вот! Что касается асадовского воинства, то послушаем Юлию Латынину

В Сирии вообще никто не хочет воевать. Вот, прочтите замечательное интервью в «Фонтанке» арабиста Леонида Исаева, который говорит в числе прочего, что в Дамаске вообще пир во время чумы. Цитирую: «В Дамаске вы можете зайти в любой ресторан. Огромное количество людей пьют, гуляют, столы ломятся от еды. Алкоголь, кальян, всё, что угодно, в любых количествах. И если кто-то приедет в Дамаск, не зная, что в стране идет война, он в жизни не поверит, что это столица воюющей страны». Речь идет, собственно, о городе, который реально еще недавно едва не взяли, потому что в пригородах его уже были повстанцы. На какие бабки гуляют эти прекрасные люди? Ну, ответ: на спонсорские. Причем, заметьте, что речь идет о людях, о физическом выживании которых идет речь. И как им стало хорошо с тех пор, как Россия вошла в войну. «Есть русские – пускай они за нас бомбят. Пускай за нас воюет ЧВК Вагнера, которая брала Пальмиру». А эти прекрасные ребята будут оттягиваться в ресторане – они чего, дураки воевать? Русские за них воевать будут.

Кстати, я добавлю в дополнение к Исаеву, что это очень плохой признак, что из всех этих 1200 групп, которые, якобы, воюют в Сирии, никто пока не примыкает к Асаду, потому что логика подобных войн заключается в том, что  выигравшая сторона начинает привлекать к себе людей. президент Асад попросту не располагает боеспособными силами, способными что-либо нормально делать. Что его армия или то, что от нее осталось, а тем более шиитские отряды самообороны, так называемая Шабиха – это ребята, которые горазды убивать и грабить мирное население, а от бородатых игиловцев они бегут.

И, собственно, бегство асадовцев из города объясняется только одним. Дело в том, что Пальмиру брали для пиара. Там поставили после этого склады и поставили отряды самообороны. И совершенно логично, что игиловцы, которых выдавливают из Мосула и у которых проблема с патронами, вспомнили, что где у них оружие есть? Да вот склады в Пальмире. И договорились с какими-то из участников обороны Пальмиры за долю малую. Соответственно, кто-то спокойно уехал, а кто-то сбежал от страха. И, собственно, вот это и есть механизм взятия Пальмиры, потому что если б там хотя бы сопротивлялись, то долго бы ее брали.

К этому надо добавить, что асадовская армия, вот, от нее осталось 25-30 тысяч человек. Все остальные с артиллерией, с танками перебежали в том числе на сторону оппозиции. И что то, что у Асада есть сейчас, это, как бы вам сказать, феодальное ополчение. Даже если это армия, это всё равно полевые командиры, это кондотьеры, которые подчиняются сами себе, для которых война – это прибыль. Ну, например, как подразделение «Соколы пустыни», которых финансирует и руководит бизнесмен-нефтяник Мухаммед Джабер. Логика таких подразделений со времен кондотьеров всегда очень известна: они на войне а) зарабатывают деньги, б) не хотят терять людей. Зарабатывают деньги они или грабежом, или похищениями людей, или на нефти, и, соответственно, эта коммерческая специфика сказывается на качестве боевых операций.

 

 

Что касается Асада и его воинства, то для арабского Востока, кажется, это норма. И большое спасибо за это Богу. Потому и удивляюсь игиловцам,  в основном тоже  арабам, которые не бегут. Объяснять это только религизным фанатизмом не получается. Слишком их много  и  стекаются они из разных стран. Против них худо-бедно все воюют. У головорезов есть доход - нефть, наркотики, чел. органы, исполнение кровавых заказов могущественных интересантов и т.д., и видимо всем достается доля.  Подобный способ обогащения вполне в духе исламского менталитета, он зарабатывает на себя и свою семью.  И от мысли, что вместо Асада на наших границах должно было вот-вот расположиться это адово порождение, становится жутко.

удивляюсь игиловцам,  в основном тоже  арабам, которые не бегут. Объяснять это только религизным фанатизмом не получается. 

Есть у них и притягательная идея-мечта - всемирный халифат. Это громадная и сложная тема...

Ливанский телеканал "Аль-Маядин", аффилированный с террористическим движением "Хизбалла", сообщает , что боевики террористической группировки "Исламское государство" (ИГ) оставляют Пальмиру, отступая под натиском сил сирийской армии и поддерживающего режим президента Башара Асада ополчения. Покидая свои позиции, боевики минируют дороги и жилые дома. В первый раз боевики ИГ завладели городом в мае 2015 года. За 9 месяцев их нахождения там были разрушены десятки памятников истории и культуры, включенных в список всемирного наследия ЮНЕСКО. В марте 2016 года при поддержке  российской авиации город был освобожден от исламистов, но затем вновь занят ими в декабре того же года. 

И вот наступил март 2017г.  Пора сирийкам "бросать в воздух чеп...", нет,  «кашбасты» (платок, поверх которого надет колпак, перевязанный лентой, называемой «кашбасты», используемой для закрепления колпака на голове).