Они ровесницы. И на этом сходство заканчивается. Тоня — роковая блондинка с потрясающей грудью, Алёна — меланхоличная брюнетка с дивными, цвета морской волны глазами. Если бы Тоня была мужчиной, можно было назвать её мачо. В женском варианте, она, наверное, амазонка? Алёна же — искусно замаскированный под нежную мимозу боевой кактус. 

         Девушки работают в отделе косметики нашего магазина и ненавидят свою работу как ненавидит скрипку еврейский мальчик, чьи друзья с утра до ночи гоняют мяч, не ведая о Моцарте. Работа отвечает им взаимностью и в отместку посылает злодоставучих туристок из стран с труднопроизносимыми названиями. 

         Иноземок наши богини косметики встречают с энтузиазмом человека, идущего на казнь. Неотвратимое отдаляется путём упорного игнорирования чужеродной биомассы в храме здоровой кожи. Алёна и Тоня старательно изучают экраны своих телефонов в надежде, что стадо растерянных женщин, изголодавшихся по минералам Мёртвого моря, растворится в пространстве, как ароматическая соль в ванне. Но туристкам невтерпёж купить пару баночек красоты и они напирают с дурацкими вопросами на неведомых языках. Приходится отвечать. Для лучшего понимания в ход идёт международный русский — Тоня, и западно-украинский — Алёна. О-о… Слушать мелодичную украинскую трель — райское наслаждение. Даже когда это мат. Да чего там — особенно когда это мат. 

         Со стороны торговля выглядит забавно:

         — Чего тебе надо, чучундра? — ласково спрашивает Тоня. Чучундра бормочет что-то неразборчивое и шевелит лапками.
         — Крем для рук? Так бы и сказала, дурашка. Ну-ка, иди сюда. 
         Через десять минут ничего не понимающая туристка отправляется в кассу, сгибаясь под тяжестью корзинки, в которой разместилась коллекция кремов на все случаи жизни. Там есть кремы для: век, лица, шеи, декольте, коленок, первой фаланги левого мизинца, для… В общем, всё, помимо крема от оскудевшей кредитной карты и справедливого возмущения мужа будущей красавицы.

         Алёна работает тоньше. Ненавязчиво и доступно, буквально на пальцах, она объясняет жертве, что не купив волшебный лосьон фирмы ( название не могу сказать по понятным причинам), та навсегда останется прыщавой жабой, и в Хэллоуин продвинутые дети будут наряжаться под неё. Перепуганная жаба хватает флакончик и скачет в кассу.

         Алёна довольно улыбается и пудрит носик. Разглядывая себя в зеркало в тысячный раз за день, она недоверчиво качает головой — ну как можно быть такой красивой? Тонь, зовет она. Правда я сегодня красивая? Ну, скажи. Не дожидаясь ответа, достает новенький телефон, который ей на днях подарил влюблённый до одури бойфренд, и, подставив правильную сторону лица, делает несколько селфи. Селфи получаются изумительные. Алёна знает под каким углом нужно держать телефон, чтобы выглядеть на пяток килограммов меньше, а синие круги под глазами преобразились в загадочный флер. 
         Фотка тут же вывешивается в фейсбук, и получает несколько лицемерных лайков завистливых подруг и сотню честных, идущих прямо из глубины души — от восторженных почитателей мужского пола. Вот оно, счастье.

         В сезон работы много. Туристы идут плотным косяком, от них трудно отбиться. Тоня с Алёной, уставшие от домогательств, сбегают на перекур, оставив отдел без присмотра. Там долго смолят аккуратные самокрутки, жалуясь мне на козлов работодателей, идиотов покупателей и нескончаемый рабочий день. Я сочувственно киваю. Всё знаю, сама не один год торговала юностью, разлитой в красивые баночки. До сих пор с ужасом вспоминаю, как продавала крем от морщин, и говорила — вот, посмотрите на меня, я пользуюсь этим кремом, и как вы думаете, сколько мне лет? Одна коза в очках ответила — сорок. А мне тогда не было и тридцати… Женскому коварству нет предела, да. 

         Мы горячо обсуждаем доверчивость покупательниц, их жадность и падкость на дешевизну. 

         Тут, с перекошенным от злости лицом, появляется начальница смены и, тряся белобрысой чёлкой, орёт: там тридцать бешеных индонезиек, все требуют отбеливающий крем, а мы не знаем что это! Вы чего, с ума сошли?! 
         Этот отбеливающий крем — шикарная косметическая афера. Я как-то пробовала. Намазываешь его на руку, берёшь салфетку, стираешь, и белоснежная салфетка… Внимание! Превращается в коричневую! 
         Це пигмент розчиняеться, уверенно говорит Алёна. Пигмент… Растворяется… Понимаете?! Но доверчивые африканки, вдохновленные Майклом Джексоном, хватают сразу по десять баночек. Чтобы на всё тело хватило. 

         Я, чуть менее доверчивая, беру крем, внимательно рассматриваю,и нахожу в нём мелкие вкрапления коричневой субстанции, которая размазывается при соприкосновении с кожей. Такой вот незатейливый трюк. И всего-то за 150 баксов.

         Начальница смены не уходит и сверлит девушек взглядом, способным испепелить небольшую кошку. 

         Они вздыхают, тушат недокуренные цигарки и возвращаются на рабочее место. 
         Впереди ещё восемь часов беспощадной войны за красоту…

tmb_58546_2932.jpg

 

Рая Бронштейн, 2016

https://www.proza.ru/2016/11/25/341

 


Отправить публикацию друзьям в WhatsApp