Диктат религиозный или диктат светский?

Правее Моше Фейглина, общественного деятеля, известного своей приверженностью еврейской традиции, трудно представить.

В свете последних (ах, если бы они действительно были последними) дискуссий о правомерности запрета приносить еду в больницы  всеми гражданами , не зависимо от конфессий,  мне представляется интересным привести здесь мнение человека, которого невозможно заподозрить в отрицании религиозной составляющей еврейского государства. 

 

Моше Фейглин

Следует отменить закон о квасном, как и любое вмешательство государства в дела религии. Его надо отменить не только ради свободы выбора (в Израиле религиозного принуждения не так уж много, и секулярного принуждения, возможно, даже больше, чем религиозного). Закон надо отменить, ибо, как и большинство религиозных законов, этот закон наносит ущерб еврейскому характеру государства Израиль.

Закон, запрещающий продажу квасного в Песах, не только не приводит к росту еврейского самосознания в израильском обществе, но и превращает поедание квасного в дни Песаха в своего рода знамя свободы. Как и большинство религиозных законов, он только наносит ущерб еврейскому характеру Израиля.

Как и каждый год, в этот Песах закон о квасном принесет выгоду лишь политикам и журналистам крайних взглядов (не важно с какой стороны). Одни будут бороться за свободу выбора, другие – апеллировать к еврейскому самосознанию. Споры и пережевывание проблемы принесут прибыль творцам новостей, а в конце праздника эта тема сама собой заглохнет, пока ее снова не поднимут через год, чтобы принести прибыль тем же лицам. Эта полемика не добавляет нам свободы – ведь уже сегодня каждый желающий может в Песах сидеть в тель-авивском кафе и есть пышные булочки. И еврейскому самосознанию этот закон никак не способствует: он не только не предотвращает употребление квасного в Песах, но и превращает поедание сдобы как бы в символ свободного выбора.

Следует отменить закон о квасном, как и любое вмешательство государства в дела религии. Его надо отменить не только ради свободы выбора (в Израиле религиозного принуждения не так уж много, и секулярного принуждения, возможно, даже больше, чем религиозного). Закон надо отменить, ибо, как и большинство религиозных законов, этот закон наносит ущерб еврейскому характеру государства Израиль.

Наш народ вернулся на свою историческую родину после двухтысячелетнего изгнания, чтобы выразить себя как нацию. Это суть нашего самоопределения. Израиль существует не потому, что был Освенцим, – сионизм родился намного раньше Катастрофы. Мы создали государство не просто для физического выживания, Яд ва-Шем – не Храм, а ЦАХАЛ не может вечно служить объединяющим нацию символом. Нам нужно нечто положительное, объединяющее нас в одно целое, большее, чем сумма спорящих между собой отдельных частей. Нам нужна объединяющая нацию цель, мечта. Тот, кто не понимает этого, эмигрирует и ассимилируется. Ведь мы живем под постоянной угрозой нашему существованию. Самое небезопасное место сегодня – это Израиль.

Но как создать это целое, большее суммы его частей? Как сплотить этот разрозненный народ, вернувшийся из всех изгнаний, с их различными языками и культурами, верами и неверием, с разными типами власти и экономики? Как собрать этот пазл в единую еврейскую страну, несущую миру благую весть?

Некоторые думают, что все части этой головоломки у них в кармане. Например, некоторые считают, что главное – это религия именно в том виде, в каком их община соблюдает ее предписания. Нет большей ошибки, чем это. Религия сохранила самосознание индивидуума, семьи и общины в изгнании, но одна лишь религия не может создать суверенитет, цельную культуру и современное государство. Их создал в определенной степени мятеж против религии. Не только у религиозных, но у каждой стороны в этом споре в кармане лишь отдельные части пазла. Как при складывании пазла детьми, надо выложить все кусочки на стол и начать плодотворный диалог о том, как и куда вставить то важное, что есть у каждого. Только так можно построить еврейское государство.

А пистолет, находящийся в центре стола, – то есть государство и его сила принуждения, – только мешает такому конструктивному диалогу. Тот, кто считает, что только он знает, как должна выглядеть картинка, спешит и, вместо того чтобы вести плодотворный диалог, хватается за оружие и направляет его на остальных, пытаясь принудить их складывать пазл именно так, как ему хочется. Ни одного пазла не удалось сложить таким путем, и никакого еврейского самосознания при таком подходе не получится.

Хотите свободное еврейское государство? Уберите вмешательство государства в нашу частную жизнь. И в вопросах религии – тоже.

Моше Фейглин – глава партии «Зеут», бывший депутат от партии «Ликуд», бывший член депутатской комиссии по иностранным делaм и обороне (блог Фейглина в социальной сети Facebook (перевод: Наталия Буряковская))

Вопрос: Насколько лучше диктат светский, чем диктат религиозный? Ведь находясь в публичных местах (как больницы) с продуктами, содержащими хамец,  одни люди тем самым нарушают заповеди других — это тот редкий случай, когда внесение квасного нарушает полностью кашрут отделения. По-моему, вопрос не сложный, и дискуссия не должна переходить на личности и обиды из-за религиозной составляющей законов государства.
Вопрос всего лишь — готовы ли мы, те, кто не соблюдает религиозных предписаний, поступиться немногим, чтобы не нарушать святость закона других? 

И второй вопрос — разве уважение к законам других это немедленно отказ от собственной свободы?

 

Комментарии: 6 (к “Диктат религиозный или диктат светский?”)

  1. Что интересно, в приведенной выше статье, говорится о невмешательстве государства в частную жизнь, что по сути идея здравая. Но меня смущает неполная формулировка что ли. Как неполное квадратное уравнение, где по определению должно быть больше неизвестных, они есть, но не прописаны, и непонятно какая из переменных равна нулю. В данном случае из уравнения «пропала» религия» а точнее её присутствие и значение в институтах государства.
    Уже неделю хожу с текстом примерно такого содержания в голове ( все время переписываю и переделываю) в качестве ответа на вопрос КЕ. И все никак не получается сузить рамки «противостояния» до исключительно личностного. Но я все-таки напишу об этом.

  2. «Уберите вмешательство государства в нашу частную жизнь. И в вопросах религии – тоже.»

    Переформатируем резюме: «Уберите из Кнессета вмешательство харедим во все сферы государственной и частной жизни».

    https://yandex.ru/images/search?img_url=https%3A%2F%2Fpimg.mycdn.me%2FgetImage%3Furl%3Dhttp%253A%252F%252Fisroe.co.il%252Fwp-content%252Fuploads%252F2017%252F11%252F32.jpg%26type%3DTOPIC_LINK_WIDE_548%26signatureToken%3DE0bHXjjaUBCwYWhLNmyM5A&p=3&text=%D0%98%D0%B7%D1%80%D0%B0%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5%20%D0%BA%D0%B0%D1%80%D0%B8%D0%BA%D0%B0%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B8%D1%81%D1%82%D1%8B&pos=117&lr=130&rpt=simage

  3. Мне так кажется, что решить эту проблему невозможно. Договориться не удастся хотя бы потому, что даже в религиозной среде нет никакого единства. При наличии одной Торы имеет быть два Главных раввина. И точек зрения тут поболе чем две. Хотя бы потому что иначе нечем прижать хвост и остальные выступающие части светскому населению, кроме как внедрением в нашу жизнь законов о квасном, о торговле в субботу, о всеобщем кашруте, о браке и много еще чем.

  4. А Фейглин и не отрицает религиозную часть государства, а активно её пропагандирует. Ведь, согласно ему: «секулярного принуждения, возможно, даже больше, чем религиозного»…

    Причё так эффективно, что переводчик записывает слово «еврейский», где должно быть «иудейский»…

Добавить комментарий