Cамолетное дело

Сегодня, когда иммиграция (а для некоторых все-таки эмиграция) стала обычным и рутинным делом, когда основными вопросами стали «что взять с собой» и» в каком городе Израиля покомфортней устроиться», мы как-то подзабыли, что не так давно выезд в Израиль из Советского Союза был сопряжен с прямой опасностью для жизни или угрозой потерять свободу на много лет.
А ведь герои нашумевших в свое время «диссидентских» дел до сих пор живут здесь, среди нас. Послушать  рассказ одного из них, получить из первых рук самую правдивую и неприукрашенную информацию довелось нам пару дней назад.
Мы пришли на встречу с Анатолием Альтманом, участником Самолетного дела, или «Операции Свадьба».
 

15 июня 1970 года группа советских диссидентов попыталась угнать самолёт, чтобы иммигрировать в Израиль

В ноябре 1969 года один из активистов сионистского движения, бывший лётчик Марк Дымшиц предложил своим соратникам решить вопрос путём… угона самолёта.

Идею Дымшица поддержал лидер ленинградской группы Гилель Бутман, полагавший, что это станет не только способом перебраться в Израиль для нескольких десятков человек, но и громкой политической акцией, которая может воздействовать на руководство СССР.

Операция «Свадьба»

Вместе с единомышленниками Бутман и Дымшиц стали разрабатывать план операции. Бутман намеревался привлечь к участию максимально возможное количество евреев, намеревавшихся уехать в Израиль. Дабы объяснить массовое скопление представителей диаспоры на обычном рейсе, была придумана легенда о том, что все они едут на свадьбу. Так планируемый угон самолёта получил название «Операция «Свадьба»».
В самом Израиле идея угона не нашла поддержки, уж слишком террористически это выглядело, и Бутман отказался от участия в задуманном.
Помимо Дымшица, в захвате согласились участвовать 15 человек:, Эдуард Кузнецов, Сильва Залмансон, Алексей Мурженко, Юрий Федоров, Анатолий Альтман, Мендель Бодня, Вульф Залмансон, Израиль Залмансон (два брата Сильвы Залмансон), Иосиф Менделевич, Борис Пэнсон, Лейб (Арье) Ханох, Мэри Менделевич (Ханох) (жена Л. Ханоха, сестра И. Менделевича), Алевтина Ивановна (мать дочерей Марка Дымшица), Елизавета Дымшиц и Юлия Дымшиц (две дочери Марка Дымшица).

План не удался. В КГБ с самого начала, видимо, были осведомлены обо всех деталях, и участники были арестованы прямо на летном поле, не успев зайти в самолет.
Интерпретация событий за прошедшие годы менялась не раз — интересно, например, почитать тенденциозную статью постсоветского автора

Много было слухов и домыслов, кто-то считал участников недальновидными наивными идеалистами, кто-то делал из них бесстрашных героев. Истина, как обычно где-то посредине

Поэтому так интересно и неожиданно было вживую увидеть и побеседовать непосредственно с Анатолием Альтманом. Не буду передавать здесь весь очень любопытный и откровенный рассказ Анатолия, скажу только главное — в отличие от многих, Альтман никогда не считал и не считает себя героем, страдальцем и выдающимся борцом за сионизм.
Он отсидел в советских лагерях 9 лет — самые лучшие молодые годы — а потом наконец-то получил разрешение и даже настоятельную рекомендацию перебраться в Израиль.
Все последующие годы он прожил здесь в Хайфе, работая сначала токарем по своей рабочей специальности в кибуце, затем наконец-то закончил Университет. Никаких «плюшек» от государства не получал, на телеэкранах не светился, и с лекциями по миру не ездил.
Меня не покидало ощущение неловкости перед этим чеовеком, и вот почему.
Встреча состоялась в прекрасном помещении студенческого клуба Бейт Хабад, возле Хайфского порта на отреставрированной улице аНамаль
Спасибо организатору и руководителю Бейт Хабад Игалю Дубинскому

Думаю, что сам Анатолий Альтман рассчитывал на присутствие совсем молодых людей, студентов, поэтому и начал свою беседу с нами с общеизвестных для нашего поколения исторических фактов, но к сожалению (чтобы не сказать, к стыду) студентов в публике было человек 5-6, и кроме нас с мужем и пары наших друзей еще всего  несколько человек. Очень обидно, честно говоря. Ведь окрестные кафе и бары тем вечером были заполнены студенческой молодежью, и большинство говорили по-русски.
Наверное, все-таки недостаточно  было рекламы — я сама увидела совершенно случайно и мимоходом в одной из групп фейсбука
Авнер Корин, наш бессменный хайфский «главный» по русскоязычной прессе, дал объявление в своей рассылке, но видимо было уже поздно.

О чем только ни говорят новые репатрианты, о чем только ни спрашивают — но еще ни разу я не видела вопроса по истории сионистского движения в СССР, о первопроходцах нашей алии, о тех, кто пострадал на самом деле, а не в фейсбучных баталиях или диванных битвах.
Как максимум, мы обязаны им своим пребыванием здесь, и как минимум — хотя бы вниманием.

9 thoughts on “Cамолетное дело

  1. не нашла здесь, где можно вернуться к редакции
    Надеюсь, потом будет возможность вставить фото и недостающую ссылку

    1. Наверху должно быть написано «редактировать». Или заходишь в записи, выбираешь этот свой пост и редактируешь.

  2. Работал токарем, потом закончил университет… И кем стал работать ? И почему » наконец-то » ? Хороший токарь — это «профессор» своего дела. Даже лучше, профессоров много, а токарей раз- два и обчелся.

    1. наконец-то — потому что начинал учиться в юные годы, а закончил лет через пятнадцать или больше…Я поняла, то долго работал на рабочих специальностях в кибуце Ягур, других деталей выяснить не удалось

  3. «Он отсидел в советских лагерях 9 лет — самые лучшие молодые годы»
    Действительно, очень грустно…

  4. Уже история… Но для нас информация в высшей степени любопытная. Спасибо, Нона.

Комментарии запрещены.