ЭВОЛЮЦИЯ ПОРТРЕТА. Часть 10. Импрессионизм (1)

Клод Моне
«Я бы хотел рисовать так, как поют птицы…»
Клод Моне.
Ну вот, наконец, мы подошли к тому направлению в развитии живописи (и искусства вообще), которое стало крупнейшим в последней трети XIX века и породило множество новых стилей, таких как неоимпрессионизм, постимпрессионизм, модерн, символизм, экспрессионизм, … Сегодня, наверное, уже трудно найти человека, интересующегося живописью, который бы не знал основных особенностей импрессионизма: передача мимолетных впечатлений от увиденного, изображение реального мира в его подвижности и изменчивости, отказ от максимального правдоподобия, оставляя его фотографии, широкое использование пленэра, зыбкость формы в вибрации воздуха и солнечного света, разложение цветов отдельными мазками на чистые составляющие.

«Это умбрийские монахи могли писать каждый листик на дереве и каждый волосок на бороде… Импрессионизм ― создание большого города, создание быстрого темпа жизни.» [Корней Чуковский). И появление фотографии, фотопортрета, тоже способствовало освобождению художников от необходимости тщательного выписывания деталей, как сказал Поль Сезанн : «Для импрессиониста рисующего с натуры надо не рисовать предмет, но реализовывать ощущения.»
Начнем разговор с того, чем закончили в прошлый раз – с портретов работы Эдуарда Мане,

который всячески избегал называть себя импрессионистом, но они сами считали его родоначальником этого направления, а себя последователями великого Мастера.

На этой картине (по мотивам знаменитого произведения Гойи) слева изображена женщина, в которую Мане был влюблен, любовь была взаимной, страстной, длилась 6 лет, но не могла иметь счастливого конца: Мане был женат, 

и у него был сын (или брат — так и не выяснено: https://artchive.ru/artists/831~Eduar_Mane), а оба влюбленных серьезно относились к брачным узам. Берта Моризо становится его натурщицей и ученицей, хотя в свои 27 лет уже и сама стала сформировавшейся художницей.

Во время франко-прусской войны и осады Парижа в 1870 году Мане вместе с Дега часто бывает в доме Берты, позже к ним присоединяется и Эжен, брат Эдуарда Мане. И через три года, когда Берте уже исполнилось 32, она решается закончить безысходный роман с Эдуардом Мане и выйти замуж за влюбленного в нее, понимающего и поддерживающего ее Эжена Мане.

Последний ее портрет написан художником уже после свадьбы Берты Моризо и Эжена Мане. Вся ее поза говорит об отстранении, о холодности в отношениях, об окончании долгого и бурного романа, о начале нового этапа в ее жизни и творчестве. 
Берта Моризо (1841-1895) родилась в буржуазной богатой семье в Бурже, являлась внучатой племянницей известному художнику стиля рококо – Фрагонару. У девушки проявились художественные способности и она, вместе со своей сестрой, брала уроки у знаменитого живописца (мы говорили о нем в прошлом обзоре) – Камиля Коро. 

Впервые Берта выставила два своих пейзажа на Парижском салоне в 1864 году, потом в течение 10 лет 6 раз участвовала в его выставках. Но она не была знаменита, только в 1892 году состоялась первая выставка Моризо, а большинство ее картин носили «домашний» характер, отражали повседневную жизнь семьи, моделями для них часто служили родственники и друзья.

После рождения дочери Жюли она стала основным персонажем картин Берты, от раннего детского возраста до юношества можно проследить за изменениями ее облика по картинам матери.

В 1874 году Моризо примкнула к группе импрессионистов, в которую входили Клод Моне, Писсарро, Дега, Ренуар и другие художники, они называли ее «виртуозом цвета», а позже, после 1880 года, она перешла к технике работы на незагрунтованном холсте, ее манера стала раскованнее, она экспериментировала с цветом, используя все оттенки одного цвета. 

Умерла Берта Моризо в 1895 году, в возрасте 54 лет от заболевания легких, вероятно, туберкулеза. Интересно, что не имея широкого признания при жизни, Берта Моризо стала востребована в наше время, и в 2013 году одна из ее картин была продана на аукционе Christie’s за $10,9 миллионов.

Мы не будем сравнивать художников-импрессионистов по их значимости, но все-таки первым среди них (и самым любимым) я считаю Оскара Клода Моне (1840-1926), не только потому, что он был основателем и теоретиком импрессионизма, но еще и потому, что он, один из немногих, сохранил верность этому направление до конца своей долгой жизни. 

А кроме того, мне повезло побывать в Руане, храм которого увековечил в своей серии картин Моне, и в Живерни, где все дышит его творчеством, и где кажется, что вот сейчас тихо выплывет из-под японского мостика лодка, в которой сидит за мольбертом Моне и пишет свои любимые кувшинки. (Я писала об этих впечатлениях тут: https://vanatik05.livejournal.com/2015/09/04/) У него не так много было портретов, но свою любимую жену Камиллу, которая сначала была его натурщицей, он писал много раз.

Именно на его картинах так часто начали появляться зонтики, полюбившиеся почти всем импрессионистам, а интерес к ним пришел из увлечения японским искусством, коллекция которого занимает несколько комнат в Живерни. На картинах Моне мы часто видим женщин, особенно Камиллу, прогуливающихся под зонтиками.

Любимая жена родила ему двух сыновей, но вскоре после рождения второго сына, в 1879 году, в возрасте всего 32 лет она умерла в мучениях от рака матки. Моне запечатлел ее умершей, плакал, но не мог побороть в себе художника — желания взять в руки палитру и отобразить изменения цветовых оттенков лица, происходящих на его глазах.

В 1883 году, уже приобретя известность и немного заработав, Моне покупает дом в Живерни, разводит там великолепный сад, а после женитьбы в 1892 году на Алисе Ошеде, переезжает вместе с ней и детьми туда и живет там до самой смерти. Алиса еще в последний год жизни первой жены Камиллы, переехала вместе со своими 6 детьми к Моне, чтобы ухаживать за больной Камиллой и вести дом.

Куда бы ни уезжал Клод Моне по делам из Живерни, он каждый день писал Алисе письма, а она не только вела его дом и воспитывала 8 детей, но и управляла всеми его делами. После ее смерти в 1911 году Моне 2 года не мог работать, и только сад, пруд, кувшинки и плакучие ивы приносили ему утешение. Он говорил: «Мой сад — мой самый красивый шедевр». Как известно, даже после двойной операции по поводу катаракты, став хуже видеть, он не перестает рисовать. Только его картины приобретают новые цвета из-за особенности зрения – он видел белый цвет в ультрафиолетовом диапазоне, как голубой или лиловый. Как-то он сказал: «Как художник я сделал всё, что мог, и для меня этого достаточно. Я не хочу, чтобы меня сравнивали с великими мастерами прошлого, мои работы открыты для критики.» Прожив долгую жизнь, Клод Моне умер от рака легких в Живерни, оставив миру наследие в виде нового художественного направления, получившего свое название от его знаменитой картины «Впечатление. Восходящее солнце». Это ли не признание и вечная память?

И еще – мало о ком в искусстве можно услышать такие слова:
«Мне представляется, что на всем свете не сыщешь человека столь же совершенного, как он. Вся его жизнь от начала до конца — сплошной пример чистоты. Клод Моне мог бы гордиться собой — никогда, ни в личной жизни, ни в искусстве он не совершил ничего такого, что заслуживало бы малейшего упрека» — Саша Гитри, писатель, актер, режиссер и друг Моне. (Хотя тут надо добавить, что были и у него недостатки: он был болезненно упрям, подвержен влиянию настроения: например, терпеть не мог плохую дождливую погоду, она мешала ему работать на пленэре – в такие дни мог запираться в своей комнате, спать и не выходить даже для еды. Но гениям многое прощается…) 
Самый старший из импрессионистов, единственный из всех, принимавший участие во всех 8 их выставках, Камиль Писсарро(1830-1903)

родился далеко от Франции, на острове Сент-Томас в Вест-Индии в буржуазной еврейской семье и только в 25 лет вместе с семьей переехал в Париж. В течение 6 следующих лет молодой Камиль учился в Школе изящных искусств и в Академии Сюиса в Париже, у Коро и Курбе. В эти и последующие годы он писал сельские и парижские пейзажи, самостоятельно разрабатывая те принципы, что легли в основу нового стиля, уделяя особое внимание свету и воздуху, наполнявшим его картины.

Освободившись от влияния Коро, Камиль Писсарро вырабатывает собственный стиль – светлая палитра, пространство и предметы пронизаны легким вибрирующим воздухом и освещены солнцем. Эмиль Золя сказал про одну из картин Писсарро: «Она доставила мне полчаса наслаждения и отдыха». Знакомство и дружба с Сёра изменили на время манеру Писсарро – он увлекся пуантилизмом (неоимпрессионизм или дивизионизм), о котором мы поговорим в следующих обзорах, а сейчас просто покажу. 

Но картины в этом стиле не находили отклика у публики, плохо продавались, и художник вернулся к своей технике передачи солнечного света и воздушного пространства. Несмотря на то, что к концу жизни у него сильно ухудшилось зрение, он продолжал работать, создав знаменитую серию видов Парижа из окон отелей, принесшую ему, наконец, долгожданное признание, его картины начинают пользоваться успехом и дорого продаваться. 

Писсарро, был счастлив в семейной жизни, он был женат на горничной своих родителей, с которой 10 лет прожил вне брака до того, как они смогли официально пожениться, у них родилось 8 детей, двое из которых стали художниками. Умер Камиль Писсарро в возрасте 73 лет от сепсиса и похоронен на кладбище Пер-Лашез в Париже. «Счастлив тот, кто сможет разглядеть красоту в обычных вещах, там, где другие ничего не видят! Все — прекрасно, достаточно лишь уметь присмотреться» — так считал великий Писсарро. 

(Один эпизод из его жизни. В 1894 году «дело Дрейфуса» раскололо общество – Дега, Ренуар и даже Сезанн, друг Золя, поддержали антисемитские настроения, Дега, друживший прежде с Писсарро, переходил на другую сторону улицы, завидев его. Клод Моне поддержал Эмиля Золя в его обличении антисемитизма, захлестнувшего Францию, а сам Писсарро вынужден был в 1895 году бежать из страны под угрозой обвинения в терроризме).
Одним из самых необычных художников в группе импрессионистов, отвергавшим некоторые их принципы в живописи и даже сам термин «импрессионизм», к концу жизни вообще дистанцировавшимся от них, был Эдгар Дега — Иле́р-Жерме́н-Эдга́р де Га (1834-1917). 

Он родился в богатой аристократической семье, рано потерял мать, еще в юности под влиянием революционных идей изменил фамилию с де Га на Дега и еще в детстве проявил свои художественные способности. В юности он подражал манере Энгра, Пуссена, Гольбейна, и много времени проводил в Лувре, копируя их картины. Энгр, с его любовью к четким контурам, оставался для Дега до конца жизни самым уважаемым авторитетом. Отец хотел, чтобы он стал юристом, но его эта стезя не привлекала, а богатство семьи позволяло ему не думать о зарабатывании средств на жизнь. Начало своей творческой жизни Дега посвятил исторической живописи и портретам, открыв собственную мастерскую.

Период раннего сильного увлечения портретами длился недолго, но принес большую пользу художнику – еще тогда его начало интересовать не статичное неподвижное изображение человека, а его образ в движении, даже в изображении на портрете.

Знакомство и дружба с Эдуардом Мане ввела его в круг импрессионистов, с которыми он не во всем сходился. Во-первых, он не любил пленэр, так воспеваемый ими, он считал, что на природе невозможно сосредоточить внимание на работе, предпочитал тишину студии. Во-вторых, будучи прекрасным рисовальщиком, Дега стремился к точности изображения, что не было целью у импрессионистов. И в-третьих, если импрессионисты стремились передать подвижность мира через движение света, воздуха, смену времени дня, то Дега хотел выразить это же через движение самого человека в пространстве,

и уж тем более в многочисленных сценах, запечатлевших жизнь театра, балета и танцовщиц. На его картинах сценки из жизни зрителей и особенно балерин лишены не только какой-либо эротичности, но даже создают ощущение полной и холодной отстраненности художника от своей модели. 

То же самое можно сказать и о личной жизни художника. Вообще о личной жизни Дега очень мало известно, нет ни одного факта, говорящего о его отношении к браку и женщинам, даже когда появились его «Сцены в закрытых домах» о жизни «доступных» женщин, или картины, изображающие жизнь кафешантанов, никто не заподозрил его в каких-либо связях с его моделями. Сюзанна Валадон, художница, модель Ренуара и Дега, рассказывала, что художник делал комплименты ее внешности, но никогда не намекал на возможность интимной близости, предпочитая восхищаться женщинами со стороны, с «холодным» разумом. 

Старость художника была печальна. В полном одиночестве, почти слепой, в грустном настроении гений бродил по улицам Парижа, испытывая боль и разочарование от того, что был лишен возможности наблюдать и передавать жизнь в ее движении, к чему он так стремился всю жизнь. На его похоронах были двое его друзей – Клод Моне и Жан-Луи Форен, который, зная желание Дега, чтобы не произносили траурных речей, сказал только: «Он, также как и я, любил рисовать». Дега был сложным, закрытым человеком, талантливым художником, но я любила бы его больше, если бы он не проявил себя антисемитом, трудно разделить в своем сознании «гения и злодейство» — они бывают «совместны».
Пьер Огюст Ренуар (1841-1919) – живописец, график, скульптор, первый из импрессионистов, ставший известным и богатым уже в молодом возрасте, благодаря своему таланту портретиста.

Он родился в небогатой многодетной семье портного и уже в детстве помогал ей, зарабатывая раскраской фарфора, вееров и ширм. В 1862 г. Ренуар становится учеником художника Глейра, знакомится с молодыми художниками Моне, Базилем, Писарро, Сислеем и Сезанном. Они создают «Анонимное кооперативное товарищество», в 1874 г. устраивают выставку и терпят полный провал. Но зато именно благодаря этой выставке молодые художники и получают прозвище «импрессионисты», положив начало новому направлению в искусстве.

Расцвет искусства Ренуара в стиле импрессионизма приходится на середину 60-х – 80-е годы. Именно в эти годы он создает свои самые знаменитые картины и светские портреты, обычно слегка сентиментальные и комплементарные, но всегда пронизанные светом, насыщенные воздухом, живые и волнующие, хотя он сам иногда говорил, что не очень любит портреты, но они приносят доход, в котором так нуждался молодой художник. 

После расставания со своей давней возлюбленной, ставшей его любовницей, когда ей было 16 лет и родившей ему сына, которого он так и не признал, Огюст женится на юной белошвейке Алине Шариго, ставшей главной любовью его жизни и у них родилось трое сыновей.

В 70-е годы палитра Ренуара светлеет, он много пишет на пленэре, мазок становится прозрачным, вибрирующим, а колорит серебристо-жемчужным, светящимся. 

К концу 70-х годов к Ренуару приходит всеобщее признание, он много работает, его картины участвуют в выставках и хорошо продаются. В 80-х годах Ренуар побывал в Алжире и Италии, увлекся эпохой Возрождения, искусством голландцев, но особенно Энгра, повлиявшего на его дальнейшее творчество настолько, что следующий его период с середины 80-х годов так и называется «энгровским». Он еще использует имприссионистские элементы в пейзаже, но рисунок становится четким, а краски менее яркими, вся живопись выглядит менее радостной и светлой, и даже НЮ – более холодными и сдержанными.

Возможно, имело значение то, что к началу 90-х годов художник начинает страдать от ревматизма (в некоторых источниках упоминается артрит). Через некоторое время он начал испытывать такие трудности с рисованием, что не мог держать кисть и вынужден был привязывать ее к руке, чтобы рисовать, испытывая мучительные боли. В конце жизни из-за паралича Ренуар был прикован к инвалидному креслу, но продолжал работать до самого последнего дня, не теряя бодрости духа и часто повторяя: «Что ни говорите, а я — счастливчик». Умер Ренуар от воспаления легких 3 декабря 1919 года в возрасте 78 лет.
Одним из самых близких друзей Ренуара еще со времен первой выставки импрессионистов был Гюстав Кайботт (1848-1894), художник, коллекционер и меценат, ставший впоследствии еще и одним из основателей коллекции музея Орсе в Париже. 

Он родился в очень богатой семье из высшего французского общества, получил хорошее юридические образование и лицензию на юридическую практику. После того, как отец купил поместье недалеко от Парижа и увидел тягу сына к рисованию, он устроил ему там студию, в которой позже молодой Гюстав написал немало картин, изображающих его самого 

членов его семьи и друзей. После участия во франко-прусской войне Кайботт решил серьезно заняться живописью, поступил в школу изящных искусств, но у него было много других увлечений: филателия, парусный спорт, кораблестроение (построил верфь в поместье), садоводство – разведение орхидей, юрист, инженер… Но он не прекращал занятия живописью, познакомился и подружился с Дега, а позже, побывав на первой выставке импрессионистов, и с остальными художниками, «заразившись» от них импрессионизмом.

После смерти родителей ему досталось огромное наследство, и он не только мог себе позволить полностью посвятить себя своим увлечениям и живописи, но и постоянно помогать своим друзьям художникам материально, в том числе и покупая их картины. Таким образом, он стал обладателем фактически первой коллекции импрессионистов из 68 полотен, 38 из которых станут не только украшением Лувра но и послужат вместе с его работами в том числе основанием для создания Музея Орсе, а остальные купит позже Альберт Барнс для своего будущего Фонда в Мерионе, пригороде Филадельфии.

Собственное его творчество было мало востребовано, хотя и выставлялось уже со второй выставки импрессионистов, но успехом у публики не пользовалось и было забыто на долгие годы после того, как Кайботт неожиданно почти совсем прекратил заниматься живописью, жил жизнью отшельника в своем поместье, ухаживал за любимым садом и иногда его рисовал. Он предчувствовал свою раннюю смерть, так и случилось – он умер в возрасте 46 лет от инсульта в своем саду и был забыт как художник. И только в 60-е годы прошлого века был заново «открыт» критикой и публикой, стал востребован настолько, что одна из его картин была продана в 2011 году за 17 миллионов долларов.

Интересная особенность его творчества: он часто изображал людей со спины или с прикрытыми шляпой или тенью лицами, а дома и виды с высокого угла зрения, обрезая изображения в самом неожиданном месте.
И еще об одном французском художнике вспомним сегодня, который не дожил четыре года до появления самого термина «импрессионизм», но подавал такие надежды и успел столько, что мог бы стать одним из ведущих импрессионистов, поживи он дольше. 

Жан Фредерик Базиль (1841-1870) родился в семье богатого винодела в Монпелье, где находился Музей Фабра, который сыграл позже большую роль в художественном развитии начинающего художника. Именно там он познакомился с творчеством многих мастеров живописи Франции, а полотна Делакруа и Курбе, которые он видел в доме соседа, подтолкнули его к занятиям живописью, хотя он и начал уже изучать медицину. В 1862 году Фредерик приезжает в Париж, чтобы продолжить медицинское образование и одновременно поступает в ученики к художнику Глейру, знакомится с Моне и Ренуаром, Сезанном и Сислеем, 

ставшими его друзьями и оказавшими большое влияние на его развитие как художника. Он много работает на пленэре, ему было интересно писать людей в окружении природы, в единении с ней, пытаться отобразить их впечатления и переживания на фоне прекрасных видов, передавая игру солнечного света и движения воздуха. 

Работы Базиля стали принимать на выставки Парижских салонов, многие из них украшали стены семейного поместья в окрестностях Монпелье. Молодой художник бросает учебу в медицинской академии, признается родителям в том, что уже давно все свое время посвящает живописи, они не выражают радости по этому поводу, но смиряются и продолжают его содержать. 

Фредерик снимает мастерскую в Париже, там не только работают его друзья-художники, но часто и живут, пользуясь его гостеприимством. Он, как и его друзья, ищет новые формы, но в отличие от них еще не готов к передаче мимолетных впечатлений, его работы только подводят нас к тому, что позже назовут импрессионизмом. Вот одна из последних его работ…

1870 году, когда началась франко-прусская война, молодой, патриотически настроенный Базиль отправился добровольцем на фронт и погиб в бою, не дожив недели до 29 лет, не успев узнать, что через четыре года вместе со своими друзьями он станет родоначальником одного из самых значимых направлений в современном искусстве.
В этой части обзора мы коснулись только французских художников, положивших начало импрессионизму. Продолжая тему, поговорим о представителях других стран, работавших в этом направлении. 
Как всегда, можете посмотреть видеоклип в сопровождении музыки Клода Дебюсси, в котором можно увидеть около 114 репродукций, продолжительность ролика – 7 с половиной минут.

Ссылки: 1. https://www.wikiart.org/ru
2. http://www.art-catalog.ru/
3. http://www.artmovements.co.uk/impressionism.htm
4. http://allpainters.ru/
5. https://artchive.ru/artists_works

 

Создание сайтов
Автор vanatik 21 Articles
Из Москвы Закончила Моск институт ин.языков им. Мориса Тореза. Замужем. Есть сын, Алексей, внучка и две правнучки. Живем в Ашдоде.

2 Комментарии

  1. «Клод Моне мог бы гордиться собой»

    После прошлогоднего круиза по Сене в моём «Рифмованном Путеводителе» ему были посвящены следующие строчки

    Память верную хранит — та усадьба в Живерни

    Усадьба классная вполне – там жил художник Клод Моне

    Перед этим был Вернон – и его прославил он.

    И турист увидеть рад – рукотворный Водный сад

    Мост, кувшинки, Медный Бук – тоже дело его рук

    И цветущие глицинии – но живые, не картинные

    Даже киви там растут – в том саду они «живут».

    • Строки хороши, но для меня тема Моне, Руана, Парижа, Живерни, Ван Гога, Арля, Сен-Реми, Овера такая личная, что мне даже трудно было и будет еще писать этот обзор, так глубоко меня все это волнует. Импрессионисты и постимпрессионисты — моя давняя любовь, до спазма в горле. Когда впервые попала в Музей Орсе, то не могла сдержать слез, сбывшаяся мечта. Ни книги, ни поэзия, ни музыка, меня так не трогают. А в Живерни я вообще «летала» и «таяла», и это я — довольно сдержанный и даже холодноватый в жизни человек, вот такая метаморфоза…

Комментарии закрыты.