О чём напомнил сериал «Икра»

Недавно на первой кнопке ТВ был показан сериал «Икра». Историческая справка

Во второй половине 1970-х была вскрыта разветвленная криминальная структура, которая занималась контрабандой чёрной икры. Замминистра рыбного хозяйства СССР Владимира Рытова в итоге приговорили к смертной казни  и расстреляли.
Сериал (5-6 баллов по 10-кратной шкале) вызвал у меня определённые воспоминания — лет 6 тому назад я в Ботинке ставил пост о своей «со-причастности» к этому «делу«.  Потом его дополненную и доработанную версию  перенёс на свою страничку на Прозе.Ру, откуда предлагаю её вниманию тех, кому интересно.
Рыбное дело.
Среди десятка «советских мафий» была и так называемая «рыбная». Расследование её деятельности велось в глубокой тайне в обстановке чрезвычайной секретности – по причинам, о которых будет рассказано дальше. Чисто случайно мне довелось узнать о некоторых подробностях накануне полузакрытых судебных слушаний по «рыбному делу» (процесс торговой сети «Океан»).
После закрытия «Лунного проекта» на Байконуре мне было предложено на нашем авиапредприятии заняться внедрением «чёрных ящиков» — системы МСРП (магнитной системы регистрации полётов, разработанной с украденного французского прототипа) на гражданских и военных самолётах. Работа успешно продвигалась и для доклада на фирму Туполева был вызван заместитель главного инженера, курировавший мою лабораторию. Накануне поездки он приболел и в авральном порядке командировали меня. Для номенклатурных работников по линии КБ Туполева была спецгостиница в высотном доме в районе метро Измайлово. Прибыв туда с направлением от организаторов совещания, услышал, «что все места заняты». Я уже был готов к такому обороту и презентовал знакомой администраторше коробку конфет. «Что же с вами делать, — задумчиво произнесла дама. – Хорошо, у меня освободилась комната в пятикомнатной квартире на 15-м этаже. Там интеллигентная публика, уходят рано, приходят поздно – вам подойдёт». О-кей, вселился, положил на громадной кухне в холодильник кое-какие продукты, поставил бутылку коньяка, взял дипломат с документами и поехал с пересадками на улицу Радио, где находилось КБ Туполева. (Дальнейшее пропускаю как не имеющее отношение к моему рассказу и перехожу к сути). Вернувшись вечером в гостиницу, принял душ, переоделся и решил поужинать и выпить рюмку-другую коньячку. Открываю дверцу холодильника – облом… Бутылки коньяка и след простыл. Первая мысль – «вот тебе и интеллигентная публика», вторая — «может, горничная» — подойти на регистрацию, а что это даст!? Короче, несолоно хлебавши («я хлебнул тогда чайку«- немного перефразируя любимого барда) пошёл спать. Но не прошло и пяти минут, как в мою дверь постучали. «Войдите». Входит черноволосый мужчина со «среднеазиатским выражением лица» и спрашивает на абсолютно литературном русском языке безо всякого акцента: «Простите, это не ваш коньяк был в холодильнике?» Я подтверждаю. Далее последовало извинение за действие своего коллеги, который решил, что бутылка ихняя и реквизировал её. Распив её, собутыльники услышали мой приход (а они все четверо дома) и тут-то выяснили, что коньяк чужой. В общем, меня пригласили к себе в компанию, виновник похищения смотался куда-то и принёс ещё пару пятизвёздочных реликтов – познакомились. Представившись, в ответ услышал специфические фамилии, а главное, должности : «Главный прокурор Алма-Аты», «Главный прокурор Ташкента», «Главный прокурор Ашхабада», «Главный прокурор Фрунзе». Узнав, что я не из прокурорских и вообще не из правоохрЕнительных органов, удивились, как это я попал к ним на постой. Тем не менее, выгонять меня не стали, выпили за оригинальное знакомство, потом повторили и пошло-поехало. Языки постепенно развязались (не только канадские лесорубы говорят в лесу – о бабах, с бабами – о работе). Естественно, я задал вопрос, который крутился у меня на языке – почему такие именитые люди проживают во второразрядной ведомственной гостинице, а не в апартаментах «России» или «Москвы». И вот что мне рассказали.
В середине 70-х годов министр рыбного хозяйства СССР Александр Ишков увидел в Испании современные рыбные магазины, с высокими витринами, с товаром, аккуратно выложенным на бесконечные полки, с холодильными камерами и аквариумами, в которых покупатели сами могли выбирать себе нужную рыбу. Тогда он загорелся идеей сделать и у себя в стране сеть подобных магазинов. В рекордно короткие сроки за границей было за валюту было закуплено необходимое оборудование, и за несколько месяцев в Москве открылось пять первых магазинов сети «Океан». Для москвичей они стали своеобразным местом паломничества. Туда приходили, как на экскурсию. В сентябре 1976 года Александр Ишков добился права на то, чтобы функции реализации улова были переданы от министерства торговли министерству рыбного хозяйства. С передачей торговых рычагов Министерству рыбного хозяйства в отрасль пришли новые, «деловые» люди. Они тут же придумали схемы, как можно зарабатывать, не привлекая при этом лишнего внимания. Коррупционная сеть опутала всю систему, до самого верха. Так как сбыт красной и чёрной икры курировал КГБ, этот продукт был невероятной государственной важности — страна получала от экспорта икры огромные доходы в конвертируемой валюте — поэтому весь оборот этого рыбного деликатеса был под пристальным контролем «конторы». Россия была монополистом по продаже чёрной и красной икры на мировом рынке, до сих пор понятия «икра» и «Россия» неразрывно связаны. Тогда лично Андропов, понимая, что в коррупционных схемах могут завязаться и сотрудники органов, отдал приказ об организации следственной группы из опытных, честных профессионалов, которые бы могли заняться расследованием. Такая группа была собрана в короткие сроки. Для расследования аферы в Москву по приказу Андропова съехались следователи со всего Союза. Глава КГБ создал специальную прокурорскую команду для коррупционных дел среди высокопоставленных чиновников союзного значения. Сначала это была группа, затем, когда стало понятно, что одной Москвой все не ограничивается, группа была преобразована в бригаду. Всего — 120 человек. (Так были призваны и мои соседи по гостиничному номеру, и их коллеги из всех союзных республик – Прибалтики,Украины, Белоруссии, Молдавии — они тоже размещались по соседству. Комитетчики опасались, что в известных гостиницах на следственную бригаду могут выйти с целью подкупа и шантажа представители «рыбной мафии»). Один яркий пример, как уводились и реализовывались на стороне «излишки», был мне рассказан новыми знакомыми. К каждому советскому празднику (7 ноября, 1 и 9 мая, Дню конституции, Новому году из Владивостока отправляли составы из 12-15 вагонов-рефрижираторов с дорогими сортами рыбы, икрой, крабами, осетриной и прочими деликатесами. Как правило, дорога занимала две недели. По прибытии на подмосковные продуктовые базы, приходила приёмная комиссия и фиксировала, что в дороге в каждом 5-м — 6-м составе холодильные установки выходили из строя, вся продукция протухла и подлежит списанию. Открывали только первый и последний вагоны, составляли акт и уходили восвояси. На самом деле, в остальных вагонах всё было в порядке и продукция реализовалась налево. Почва для махинаций оказалась очень плодородной. Кроме традиционных усушки, утряски, обвеса, продажи излишек «лапы коррупции» были запущены даже на спецбазу № 208, которая занималась реализацией товара для нужд высокопоставленных чиновников. Там весь ассортимент, в том числе и дефицитной продукции, был по копеечным ценам. За 1 рубль — полноценный обед из 6-7 блюд, включая осетрину, черную и красную икру. За взятки эти товары уходили в магазины по «левой» документации и продавались втридорога. Возникла двойная бухгалтерия. Рука руку мыла. Продавец отдавал процент заведующему секцией, он — заведующему отделом. Дальше — через заместителя директора магазина и директора «навар» шел выше, вплоть до министерских кабинетов. Понимая, что всё рассказанное мне, является если не засекреченной информацией, то хотя бы «для служебного пользования», всё тот же прокурор сообщил, что расследование закончено и на следующей неделе начнётся суд. Конечно, после такой встречи я стал следить за сообщениями об этом процессе, которые попадали в печать. Был арестован заместитель министра рыбного хозяйства СССР В. И. Рытов, начальник «Союзрыбпромсбыта» Юрий Рого­в. Рогова «при­гласили» в следственный отдел конторы и разъяс­нили ситуацию. Он дал признательные показания, его отпус­тили, однако Ро­гов через несколько дней написал жалобу, в которой сообщал, что его показания о получении взяток даны вследствие применения незаконных методов расследования. После этого Рогов слег в больницу. Тогда его арестовали. Также были арестованы Генеральный директор Торгово-производственной фирмы «Океан» Е. Б. Фельдман и директор одного из фирменных магазинов «Океан» Фишман (говорящая фамилия, как написал один бойкий журналист). Двое последних на суде были поданы как главные создатели и организаторы всей подпольной сети и, конечно, «покаялись». Процесс работников Министерства рыбного хозяйства СССР и фирмы «Океан» молва окрестила ещё и «икорным». По делу проходил эпизод с неучтённой лососевой икрой, расфасованной в заводские консервные банки с этикеткой «Килька в томате». Дело «Океана» стало уникальным: тогда, в 1978 году, впервые в Советском Союзе были установлены факты взяток на высшем государственном уровне. В ходе расследования этого дела более 5000 чиновников были уволены со своих постов и исключены из рядов КПСС, примерно 1500 человек осуждены и получили немалые сроки. Замминистра рыбного хозяйства СССР Владимира Рытова в итоге приговорили к смертной казни и расстреляли. (По мнению следователей, «рыбная мафия» не простила ему «предательства«). Глава КГБ Андропов подготовил всё для ареста самого министра рыбной промышленности Алексея Ишкова, но за старинного товарища вступился сам Брежнев… Правда, у следствия остались открытыми два вопроса: куда ушли деньги, которые корупционеры перевели на Запад, и кто в результате распорядился украденными у страны миллионами?
Посткриптум.
Из расследования этого уголовного дела было инициировано Сочинско-Краснодарское дело. Так, арест директора сочинского магазина «Океан» повлёк за собой арест председателя сочинского горкома КПСС Воронкова. Он попал в орбиту следствия, был арестован и препровождён в Лефортово. За многочисленные факты коррупции был снят с работы 1-й секретарь Краснодарского крайкома КПСС Медунов.
 

Создание сайтов

Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий