Иранская «зима»?

Иран в огне. Последствия для России.

Александр Шумилин, востоковед, политолог

Пока основная масса россиян наслаждалась оливье, поглядывая время от времени на светящийся экран отечественного ТВ, в ставшем с некоторых пор «нашим дружественном» Иране разворачивались, набирая обороты, весьма драматические события — начавшиеся 28 декабря во втором по значимости городе Мешхеде массовые протестные выступления быстро охватили все крупные города, включая столицу Тегеран. Первоначальные лозунги, связанные с дороговизной и прочими социальными проблемами, быстро переросли в призывы политические — «Смерть диктатору!«, «Реза Пехлеви (изгнанный в 1979 году шах Ирана — А.Ш.), мы ошибались!», «Нет Газе, нет Сирии и Ливану — да Ирану!» Выступавшие на митингах призывали власти покончить с вмешательством во внутренние дела соседних (арабских) стран и использовать финансовые ресурсы на восстановление иранской экономики. Более того,  появлялись лозунги с критикой России.

Протестующие нападают на штабы и места дислокации «святая святых» — Корпуса стражей исламской революции (КСИР), силовую опору режима аятолл, захватывают местные органы власти в провинциальных городах. По некоторым сведениям, сам рахбар (верховный правитель) Али Хаменеи  переправил свою семью в Турцию. В результате столкновений с полицией и подразделениями КСИР на данный момент погибли не менее 22 человек. Словом, ассоциации с событиями 1979 года, приведшими к падению шахского режима и воцарению аятолл, более чем очевидны. Вопрос — чем это закончится на сей раз?

В правящих верхах Тегерана — религиозных и формально светских — царит паника, сообщают западные телеканалы. Поначалу там назначили США и Саудовскую Аравию виновными в подстрекательстве и провоцировании восстаний. Чуть позднее к ним присоединили, понятное дело, Израиль. И не только потому, что это враги извечные для аятолл, но и потому, что из столиц этих стран на самом высоком уровне последовали сигналы четкой поддержки протестующих — от президента Дональда Трампа, премьер-министра Биньямина Нетаньяху, от наследника саудовского престола принца Мухаммеда. Сигнал поддержки протестующих подан и из Брюсселя. Но вот в Москве мы наблюдаем спокойствие и затишье — разве что МИД РФ определил происходящее как «внутреннее дело Ирана» с призывом к внешним игрокам не вмешиваться.

Примечательно на этом фоне не столько вполне нейтральное заявление российского МИДа, сколько отсутствие комментариев активистов-блогеров из числа депутатов и сенаторов. Их нет по причине каникул? Вряд ли. Когда это такие пустяки, как каникулы, мешали депутатам и сенаторам вовремя отметиться в духе «мы победили» или «вот они — козни Запада». Нет, это, судя по всему, не тот случай: по-видимому, есть понимание серьезности и глубины последствий происходящего в Иране для России. А потому нельзя промахнуться с обвинениями и оценками. Вспомним, как в 1979 году в Москве радовались свержению проамериканского шаха, а получили аятоллу Хомейни, поспешившего назначить СССР «Малым Сатаной», который ненамного лучше «Большого Сатаны», то бишь США.

Происходящее сегодня в Иране ставит под вопрос нечто большее — оправданность опоры Москвы на Тегеран в регионе в целом и в Сирии, в частности. Взаимодействие с Тегераном по Сирии оказалось, следует признать, вынужденным из-за осознанной и принципиальной ставки на … Башара Асада. Удержать последнего без взаимодействия с Ираном невозможно. Вот и сложилась «тройка» в составе Москвы, Тегерана и Дамаска. А противостоит ей международная коалиция в составе 67 государств, включая ведущие мусульманские страны.

Сегодня околовластные чиновники и эксперты в Москве затаили дыхание в ожидании двух негативных вариантов последствий: первый — восставшие свергают режим аятолл, выводят подразделения КСИР из Сирии, после чего режим Асада в Дамаске быстро прекращает свое существование (с соответствующими последствиями для России в виде закрытия двух ныне осваиваемых военных баз); второй вариант — режим подавляет восстание, разворачивается масштабная и затяжная гражданская война по той же схеме, что и в Сирии (там также начиналось в 2011 году). Аятоллы вынуждены собирать ныне разбросанные группировки КСИР (в Сирии, Ираке, Ливане) для защиты самих себя в самом Иране. Результат для режима Асада приблизительно тот же, но растянутый по времени. Для России также.

Такого поворота событий в Москве, понятно, никто не ожидал, когда принималось решение о вводе российских ВКС в Сирию — кстати, по настоятельной просьбе не только Асада, но и Тегерана, особенно командования КСИР. Режим аятолл в Москве привыкли рассматривать как устойчивый. Оказывается, все в этом Иране относительно. А главное — как свергали шаха когда-то, также иранцы вполне могут свергнуть и доставших их своим мракобесием аятолл. Но другую ошибку в Москве предвидеть было можно: делать ставку на шиитский Иран для поддержки также формально шиитского руководства Сирии (Башара Асада) означало заведомо противопоставлять себя суннитскому большинству в мусульманском мире (порядка 85 процентов мусульман — сунниты).

Итак, официальные блогеры в Москве молчат. И слава Богу: можно надеяться, что начинают извлекать уроки из ближневосточных перипетий.

Источник: Эхо Москвы.
Примечание.
В одном только я не соглашусь с экспертом — официальные пропагандоны к «старому новому году» очнутся от постпохмельного синдрома и вновь заполонят все каналы ложью и бредовыми речами…
 
Создание сайтов

2 Комментарии

  1. И ещё один ситуационный анализ с «Эха Москвы»

    https://echo.msk.ru/blog/husky/2122080-echo/

    "А знаете, кому больше всех выгоден кризис в Иране? Только не удивляйтесь и не обзывайтесь. Потому что это Россия. И вот почему.

    Во-первых, кризис в регионе Залива и в самом Иране однозначно приведет к скачку цен на нефть. И не радоваться этому могут только враги великой нефтяной державы России.

    Во-вторых, иранскому кризису изо всех сил будут радоваться и способствовать США и их союзники. А это дает лишний повод России раскрыть всему миру глаза на то, что США – мировой жандарм, и во всякой бочке затычка со своими «демократическими» идеалами.

    В-третьих, иранскому руководству в этой ситуации потребуется поддержка от союзников, в число коих входит прежде всего Россия. А поддержка – это возможность для России рассчитывать на взаимность. Например, в виде поддержки российских внешнеэкономических «поступков». Или в виде преференций российскому бизнесу в Иране — нефтяные концессии, строительство железных дорог… Ну, и наконец – государство в условиях угрозы должно защищаться. А защита – это оружие. А кто, если не союзник – Россия — продаст Ирану оружие?!.

    И вот и получается, что со всех сторон хорошо…"

Добавить комментарий